Суббота, Октябрь 20, 2018
ГЛАВНАЯ > Выборы- 2018 > Совхозные крепостные. Как Грудинин довёл работницу до самосожжения

Совхозные крепостные. Как Грудинин довёл работницу до самосожжения

Бывшие работники совхоза рассказали Лайфу, как нынешний кандидат от КПРФ обещал им квартиры за работу, но в итоге оставлял их на улице.

Истории многочисленных обманутых Павлом Грудининым работников совхоза имени Ленина похожи друг на друга. Кого-то кандидат в президенты РФ от КПРФ безжалостно «нагрел» с земельными паями, кого-то — с квартирами. Он успешно обкатал схему обмана с квартирами: приглашал людей отработать в совхозе 10–15 лет за жильё, но за несколько лет до конца этого срока сокращал работников, выгоняя их семьи на улицу. Так получилось и с семьёй Филькиных, которые приехали в совхоз имени Ленина в поисках лучшей доли. В итоге глава семьи Александр Филькин пережил несколько инсультов, а его жена Лидия, не выдержав давления, попыталась покончить с собой.

Обещанному не верить

Фото: © L!FE
Фото: © L!FE

Как и большинство работников совхоза, которым руководит Грудинин, глава семейства Александр Филькин приехал сюда в поисках лучшей доли. Это было в далёком 1997 году. Незадолго до этого семья переехала из Узбекистана в Мордовию, оформила там российское гражданство.

Александр — крупный мужчина в самом расцвете сил — устроился там же в совхоз, но проработал недолго: предприятие разорилось, и в поисках лучшей доли Александр поехал на заработки в Москву.

По рекомендации знакомых Александр решил попробовать свои силы в совхозе имени Ленина. Руководство предприятия осталось довольно талантливым работником и предложило ему остаться и перевезти сюда же семью. Взамен обещали золотые горы: мол, отработаете в совхозе 10 лет — бесплатно получите двухкомнатную квартиру.

 

Вскоре в совхоз вслед за Александром приехала и его жена Лидия, затем подтянулись и двое сыновей. Сначала всё было хорошо: они жили в совхозном общежитии, а в 2002 году Александру и Лидии наконец-то выдали двушку, которая после 10-летней работы на совхоз и должна была перейти к ним в собственность.

Ради своего жилья Александр усердно работал слесарем в плодоовощном цехе, а его жена — оператором котельной. Получали немного, всего по восемь тысяч рублей каждый, но никто не жаловался: они решили терпеть любые невзгоды и трудности ради квартиры.

Вам на выход

Фото: © L!FE
Фото: © L!FE

В 2010 году, когда до истечения контракта оставалось всего два года, к Александру и Лидии на работу внезапно приехали люди из отдела кадров и сказали подписать приказ о сокращении.

— Нас в одно время сократили, на место мужа сразу взяли какого-то парня из Таджикистана. Мы попросили копию приказа о сокращении, на что нам ответили, что, мол, копии не даём. Я сказала, что тогда мы ничего подписывать не будем, нам ответили: «Мы тогда сейчас напишем, что вы плохо работаете», — с болью вспоминает Лидия Филькина. — Мы начали суетиться. Подали в суд о восстановлении на работе, но суд нам отказал.

С этого времени руководство совхоза всеми силами пыталось выставить семью Филькиных на улицу. Ради этого они подали к Филькиным иск о выселении и якобы неосновательном обогащении на 443 тысячи рублей.

Как и ожидалось, суд полностью встал на сторону семьи, и тогда руководство совхоза пустило в ход совсем другие методы. От Филькиных внезапно отвернулись бывшие коллеги и друзья, а от имени Грудинина стали приходить какие-то крепкие молодые люди, которые требовали немедленно убираться из квартиры.

— Начались гонения, угрозы, оскорбления, унижения, приходили домой от имени Грудинина и кричали: «Выселяйтесь, выселяйтесь!». Ходили даже слухи, что Грудинин запретил работникам здороваться с нами под угрозой лишения премий, и многие действительно перестали здороваться. Я трижды пыталась попасть на приём к Грудинину, но всё было безрезультатно, — вспоминает Лидия.

Фото: © L!FE
Фото: © L!FE

Пока Лидия рассказывает о пережитом в совхозе, её муж Александр молчит и отворачивается — на его щеке видны слёзы. На нервной почве он пережил инсульт, и говорить ему тяжело.

Дальше — больше. Чтобы выжить семью из квартиры, руководство совхоза в 2012-м решило пойти на хитрость и продать её. Сделку решили закрепить через суд. На этот раз суд встал на сторону покупателя квартиры и постановил, что Филькины должны съехать из двушки. Однако так просто сдаваться они не собирались.

После проигранного суда Филькины оказались в настоящем осадном положении. Руководство совхоза отрезало электричество в квартире, и с этого момента к семье всё чаще стали приходить приставы и полиция.

В огонь ради правды

Фото: © L!FE
Фото: © L!FE

В сентябре 2014-го, когда в квартиру Филькиных в очередной раз нагрянули приставы, нервы у Лидии не выдержали.

— В этот момент я не выдержала, зашла в ванную, облила себя керосином и подожгла. У меня было обожжено 35 процентов тела, — рыдает Лидия.

Обгоревшая и измученная женщина пережила сложные операции, три пересадки кожи, а после выписки — не менее тяжёлый разговор с всемогущим директором совхоза. Это был настоящий бесчувственный робот.

— В сентябре меня положили в больницу, а 31 декабря выписали. После этого секретарь Грудинина позвонил мужу и сказал, что тот хочет с нами встретиться. После ожогов я пошла к нему, и он сразу начал с того, что всё равно нас выселит. С ним в кабинете сидела юрист, она начала язвить, и я ей сказала, что её ожидает то же, что и меня. Тогда Грудинин попросил её выйти, мы остались с ним один на один, и он ещё раз повторил, что он нас всё равно выселит из квартиры, — говорит Лидия.

Когда надо, Грудинин умеет держать своё слово. В 2015-м, через пару недель после этой встречи, в двушку Филькиных, в которой помимо супружеской пары на тот момент жил ещё и один из сыновей с супругой и ребёнком, ворвались люди в масках и с автоматами. Они попросту начали всё крушить.

Фото: © L!FE
Фото: © L!FE

— Приезжают к нам приставы, приезжают совхозные юристы, и вот пришли 12 спецназовцев, два участковых. И вот начали спецназовцы всё крушить, ломать, в мешки кидать и увозить. Я им говорю: «Хоть опись сделайте!», — а они мне: «Женщина, отойдите!» Мне опять стало плохо, плюс у меня обострился сахарный диабет. Вызвали мне скорую, но сначала медиков даже не хотели ко мне пускать, — с трудом выговаривает слова Лидия, и её глаза наполняются слезами.

В итоге Филькиных вывели на улицу, а их вещи вывезли на один из складов и дали месяц, чтобы их забрать. Сначала пожилая пара поселилась у родственников в совхозе, а сейчас вернулась обратно в Мордовию, где у них остались дальние родственники.

Сытый голодного не поймёт

Фото: © L!FE
Фото: © L!FE

О том, что бывший босс решил выдвинуться в президенты, Филькины узнали из новостей. Теперь они хотят, чтобы избиратели знали, что творит Грудинин.

— Когда по телевизору увидела, что Грудинин баллотируется в президенты, я была в шоке. Если он так со своими работниками обращается, что же с нашим народом будет? Он очень жестокий руководитель, и если оскорбляет кого-нибудь, то нужно принимать это как благодарность, — считает Лидия Филькина.

Отметим, что почти такая же история произошла и с семьями других теперь уже бывших работников совхоза имени Ленина. Одна из них — семья Майи Меги. Её супруг Геннадий согласился отработать в совхозе 15 лет за трёхкомнатную квартиру, но так и не дожил до этого момента. Он внезапно умер от болезни, отдав труду в совхозе 11 лет. Грудинин предложил убитой горем вдове с двумя детьми выкупить квартиру по полной рыночной цене либо убираться из совхоза. Вдове с детьми пришлось оставить квартиру, ради которой батрачил её муж, а самой уехать к родственникам.

У самого Грудинина и его семьи с жильём всё прекрасно. Есть даже особняки в других странах. Речь идёт о трёхэтажном доме стоимостью около 800 тыс. евро в испанском городе Салоу, который осенью 2017 года купили сын Грудинина Антон и его супруга. Несмотря на то что сам Грудинин и представители КПРФ долго пытались скрыть само его существование, информация всё же просочилась в прессу.

 

Источник: https://life.ru/t/расследования/1088414/sovkhoznyie_kriepostnyie_kak_ghrudinin_doviol_rabotnitsu_do_samosozhzhieniia

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.