Вторник, Сентябрь 18, 2018
ГЛАВНАЯ > Спорт > Сколько зарабатывают фигуристы чемпионы

Сколько зарабатывают фигуристы чемпионы

Forbes подсчитал доходы фигуристов — призовые на турнирах, олимпийские бонусы и гонорары за участие в ледовых шоу
 

В одном телевизионном интервью гуру фигурного катания Татьяна Тарасова сказала, что за разученным двойным акселем — а это всего один элемент — стоят вложения в $150 000. Это оплата льда, работы тренеров, физподготовки и так далее. К чему стремятся и на что надеются люди, не жалеющие ради двойного акселя суммы, на которую можно купить достойную квартиру в Москве?

Здравый смысл подсказывает: в будущем они рассчитывают получить нечто гораздо более существенное — это цель любых инвестиций, если, конечно, речь идет не о капризах. Капризом фигурное катание не назовешь: это слишком тяжелая и травмоопасная работа, продолжающаяся годами, с раннего детства. Тренировки по 5-6 часов в день, болезненные падения, строгие ограничения в еде. К примеру, олимпийская чемпионка Сочи-2014 Юлия Липницкая много лет сидела на жесткой диете, питаясь только витаминизированным порошком, а потом лечилась от анорексии и вынужденно завершила карьеру в 19 лет. Да даже разносить новые ботинки — значит прожить несколько недель с открытыми ранами на ногах.

При этом совершенно не факт, что, пройдя все испытания, трудолюбивый и талантливый ребенок превратится в финансово успешную звезду. Так, призер чемпионатов Европы 22-летний Максим Ковтун ездит на дорогом суперкаре, а олимпийская чемпионка Пхенчхана-2018 Алина Загитова живет в такой убогой квартире — японские тележурналисты после Игр побывали в гостях у фигуристки, что болельщики во всем мире, увидев сюжет, ужаснулись: «Да как же так?»

«Максим Ковтун и Алина Загитова — это две совершенно разные истории, не имеющие отношения к фигурному катанию, а скорее, к их семьям, — рассказывает Forbes детский тренер Ольга Григорьева, в прошлом — фигуристка, мама фигуристки, выступавшей за Испанию, и директор детской спортшколы по фигурному катанию. — Семья Загитовых — это самая обычная семья России с типичным для семей, живущих не в столицах, доходом. И у них квартира, которую такая семья может себе позволить».

Но стоит сразу оговориться, что детей из обычных семей сейчас в фигурном катании почти нет. Алина — скорее одна из последних «ласточек». Ситуация, когда на каток приводят просто талантливого ребенка, невозможна, потому что ребенок уже должен быть подготовленным и что-то уметь, чтобы топовые тренеры его посмотрели и оценили. «Что-то уметь» — это подкатки (дополнительные тренировки. — Forbes), это многолетние индивидуальные занятия, подразумевающие расходы порядка 30-70 000 рублей в месяц на протяжении многих лет». 

Но, может, вложения окупятся? Посчитаем.

В Москве фигурист сборной России, получая стипендию из нескольких источников, включая федерацию, клуб, где он тренируется и, возможно, каких-то спонсоров, которые есть не у всех, зарабатывает около 100 000 рублей в месяц.

Плюс призовые. Каждый сезон фигуристы участвуют в серии Гран-при — это самые престижные и высокооплачиваемые коммерческие турниры. В календаре всего шесть этапов, но состав участников ротируется, поэтому каждый фигурист (или пара) выступает, как правило, только на двух соревнованиях. Если успешно, может попасть в финал Гран-при — туда приглашают только по 6 лучших участников в каждом виде. За победу на этапе платят $18 000, за 5-е место – $2000. Финал стоит дороже: $25 000 за первое место, $3000 — за шестое. Таким образом, при максимальном результате можно заработать $61 000 за сезон, как Алина Загитова в 2017-м – она выиграла два этапа и финал.

Кроме этого, есть чемпионаты мира и Европы. Призовой фонд Евро, проходившего в Москве в январе 2018-го, составил $289 500. Победители в женском и мужском одиночном катании получили по $20 000, серебряные призеры — по $13 000, бронзовые — по $8000. Также денежное вознаграждение полагалось фигуристам, занявшим места с четвертого ($6500) по восьмое ($3000). У пар финансовый бонус получили первые пять дуэтов, в танцах — шесть. Победа подразумевала $30 000 (на двоих), второе место – $19 500, третье — $12 000. Танцевальный дуэт, ставший шестым, получил $6000.

На чемпионатах мира ставки повыше: $45 000 за победу в одиночном катании, $67 500 – в парном, при этом сумма делится на двоих.

И, конечно, с этих доходов нужно заплатить налоги. Кроме того, вице-чемпион Сочи-2014 в парном катании Федор Климов рассказывал в интервью журналу «Мир фигурного катания», что треть своих призовых за этапы Гран-при они с Ксенией Столбовой обязательно отдают своему тренеру, а когда пара каталась в Петербурге – делились еще и с хореографом.

Кроме официальных стартов, фигуристы могут заработать участием в ледовых шоу. Этот спортивно-развлекательный формат, придуманный американцами еще в 1950-х, теперь популярен во всем мире. Свои ледовые шоу есть и в США, и в Японии, и в Европе. И в России их с каждым годом становится все больше — свои шоу есть у Ильи Авербуха, у Татьяны Навки, у Евгения Плющенко, существуют и другие проекты. Это значит, что у фигуристов больше возможностей заработать.

В 2016-м Илья Авербух на лекции бизнес-клуба Sport Connectрассказывал, что в начале нулевых платил фигуристам по $2000-3000 за выступление в шоу, звездный Плющенко получал $8000. После успеха телевизионных проектов с участием фигуристов у шоу появились спонсоры, стало больше гастролей, но кризис 2014 года перевел расчеты на рубли — и гонорары в российских шоу стали уступать европейским: «Ребятам, которые только что выиграли Олимпиаду, выгоднее поехать выступать в Швейцарию. Я не могу платить ту же «десятку» евро – это базовая цена. 700 000 за выход — это нереально. Реально — от 100 000 до 300 000 рублей за шоу».

В 2018-м, судя по всему, ситуация практически не изменилась. «Не думайте, что организаторы шоу, даже самых популярных в Японии, где фигурное катание сродни божеству, или в богатой Швейцарии, так наивны и глупы, чтобы не понимать реальности, — объясняет Григорьева. — Они никогда не предложат какую-то сверхъестественную сумму, понимая, что фигуристы будут рады и гораздо меньшей. Выход мировой звезды – это отдельная тема. Звезда может попросить и $10 000, и $20 000 — и будет услышана. Причем не каждый олимпийский чемпион с точки зрения шоу является звездой. Например, швейцарец Стефан Ламбьель не выигрывал Олимпиад (он серебряный призер Турина-2006. – Forbes), но катается в шоу за очень приличный гонорар. В остальных случаях речь идет о нескольких тысячах долларов или евро за выступление.

Знаю ситуацию, когда всемирно известная фирма — условный Herbalife — приглашала фигуристку уровня чемпионки мира поучаствовать в съемках ток-шоу в Москве, но та запросила $12 000 – и компания от этой затеи отказалась, слишком дорого».

Благодаря телевизионным шоу и спортивным успехам на международной арене фигуристы осознали свою популярность — и хотят ее монетизировать. Да, государство и регионы щедро оплачивает победы: например, Алина Загитова за две медали Пхенчхана-2018 получит в общей сложности 13 млн рублей — от страны и от Москвы. Но Олимпиады случаются нечасто, а карьера фигуриста не длится бесконечно – нужно искать другие источники дохода.

«Ничего не изменилось с советских времен, — рассуждает Григорьева. — Тогда звезды фигурного катания получали за победы на Олимпиадах квартиры, покупали машины… но уже через несколько лет после окончания карьеры перед ними вставал вопрос о хлебе насущном. То же происходит и сегодня. После Олимпиады проходит какое-то время, непродолжительное — и ты снова видишь ее героев на льду. Те, кто не может вернуться в большой спорт, или уже не хочет, или мешают травмы, дают частные уроки, занимаются подкатками, открывают или пытаются открывать мелкий бизнес, потому что иначе не проживешь… Вот олимпийские чемпионки Сочи Юлия Липницкая и Елена Ильиных открыли академию фигурного катания и активно приглашают на сборы в город Старица Тверской области.

Я скажу так: фигурное катание — крайне невыгодное дело.  Особенно если сопоставить вложения в ребенка с его конечными результатами, в том числе и финансовыми, а их, отмечу еще раз, добиваются единицы. Это не социальный лифт. Это ни в коем случае не бизнес. Это… заболевание, аналог «секты», которая затягивает безвозвратно. Подобно игрокам в рулетку, родители — мне известны такие случаи — продают квартиры, меняют работу, города и страны, утверждая, что есть три вещи на свете, на которые можно смотреть бесконечно: огонь, вода и как катается твой ребенок…

Хотя недавно одна моя 12-летняя ученица сказала мне, что рассматривает вложения своей семьи в фигурное катание как инвестиции в ее будущее, в учебу. Если у нее не получится в спорте, она сможет стать хорошим тренером. И это, кстати, правильно: тренеры из России по-прежнему востребованы во всем мире».    

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.