Вторник, Сентябрь 18, 2018
ГЛАВНАЯ > Политика и экономика > Что будет с российской экономикой, если премьером станет Кудрин

Что будет с российской экономикой, если премьером станет Кудрин

Кандидатура Алексея Кудрина на пост главы нового правительства уже всерьез обсуждается экспертами. Какие факторы мешают реализовать его экономические инициативы
 

Ситуация с обсуждением кандидатуры премьер-министра в публичной плоскости напоминает недавний кейс с обсуждением замены Улюкаева. Фигура Максима Орешкина — нынешнего министра экономического развития — в проникших в прессу шорт-листах даже не фигурировала. Проводя аналогии, на фактор неожиданности можно рассчитывать и сегодня.

Правильная постановка вопроса не в том, кто должен стать премьером, а в том, какие требования мы предъявляем к его работе. Суровая реальность дает понимание того, что для начала поступательного движения в какую-либо сторону в правительстве должно быть определенное единомыслие, поддерживаемое аппаратом президента и Федеральным собранием. Конкурентные начала в духе сдержек и противовесов между экономическим и социальным блоками обеспечат пробуксовку: востребованные экономикой решения будут непопулярными с позиции социального блока, а реформы в социальной сфере не будут иметь экономической поддержки. В итоге — замкнутый круг и инерционный рост, то есть топтание на месте, еще на 6 лет. Все как у Крылова, как у нас в правительстве сегодня. В лучшем случае — взаимные уступки и полумеры, чтобы «ни ваших, ни наших не обидеть».

Широко и всерьез обсуждается кандидатура Алексея Кудрина в качестве главы правительства: у него есть опыт, есть «инсайт и инсайд», есть обширный лагерь сторонников (в отличие от Дмитрия Медведева, у которого лагерь поддержки менее представителен) в политике, в бизнесе и в обществе (хотя тут Медведев опережает). 

Многие вещи, предлагаемые Центром стратегических разработок — командой Кудрина, действительно востребованы экономикой и несут в себе значительный потенциал если не экономического роста, то как минимум роста деловой активности и инвестиционной привлекательности целого ряда отраслей. Здесь и предложения по валютному регулированию, и по разгосударствлению экономики, а также модернизации и технологическому перевооружению несырьевых отраслей, и многое другое. В двух словах программу обозначить так: «снятие барьеров», одним словом — либерализация.

Справедливым будет заметить, что административная реформа в широком смысле — регулирование и надзор, система госзакупок — в нашей стране превратилась в некий перманент, и даже самые благие начинания потенциальной команды Кудрина или любой другой персоны будут сталкиваться со скепсисом и негативом в духе: «только мы привыкли к 44-ФЗ, как вот опять всех переучивать и пересертифицировать».

Это же применимо и к другим процедурам, слишком сильно зарегулированным в нашей стране. Бизнес хочет предсказуемости и стабильности, пусть даже не самой оптимальной, поэтому больше «обрадуется» трехлетнему мораторию на любые изменения в чувствительных сферах, а роль нового премьера будет в том, чтобы за этот период обобщить лучшие и худшие практики, выявить и принять решения по институциональным ловушкам и в результате выйти с открытой дискуссией по предлагаемым мерам. И только после дискуссии, сбора предложений и оценок бизнеса можно будет что-то менять. А иначе мы просто поменяем «шило на мыло».

Для экспериментов в сфере государственного регулирования человечество придумало «песочницы»: не вижу причин не создать десяток таковых в стране, охватив все проблемные зоны, чтобы дать бизнесу и публично-правовым образованиям опытным путем прийти к лучшему рецепту взаимодействия. Риски потерь от такой организации взаимодействия будут в разы меньше, чем потенциальный экономический эффект.

Отложив административную реформу, можно будет заняться реформой финансовой, направив усилия на бесперебойное снабжение экономики деньгами, в особенности длинными и дешевыми. В сложившихся условиях глобальной конкуренции финансирование российскими деньгами внешнего долга других стран, пусть даже под лозунгом сомнительной финансовой диверсификации и формирования подушки безопасности, не представляется оправданным. «Подушка» из станков и мощного внутреннего спроса значительно мягче той, что у соседа, который уехал на дачу переживать кризис.

Принимая во внимание неотложность экономических мер, известная ныне программа реформ Алексея Кудрина рискует стать программой «Гайдар 2.0»: экономически оправданные меры неизбежно скажутся на уровне и качестве жизни населения в краткосрочной перспективе, которая у нас имеет свойство растягиваться на десятилетие. Поэтому успехи финансово-экономического блока будут зависеть от того, насколько сильным будет блок социальный.

Кудрин является одним из строителей существующей системы бюджетного федерализма, которая обеспечивает крайне высокую степень социально-экономической дифференциации в разрезе территорий. Экономические начинания без изменений состава источников собственных доходов региональных и муниципальных бюджетов приведут к обострению социальных проблем в регионах, и без того небогатых. Вряд ли Кудрин станет ломать то, что сам долго и упорно выстраивал. Тогда экономические успехи обернутся ростом безработицы, оттоком молодежи и профессионалов, демографическими искажениями и так далее.

Это неизбежно без проработки компенсаторных механизмов, которых в программе Кудрина нет, а по наиболее резонансным темам актуальной повестки дня — пенсии, социальное обеспечение, уровень жизни — предложения Кудрина непопулярны, хотя и востребованы с экономической точки зрения. 

Источник: http://www.forbes.ru/biznes/359213-zagadka-premera-chto-budet-s-rossiyskoy-ekonomikoy-pri-kudrine

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.