Понедельник, Декабрь 10, 2018
ГЛАВНАЯ > Новости > Cуд изменил приговор Улюкаеву и допросил Сечина

Cуд изменил приговор Улюкаеву и допросил Сечина

Мосгорсуд изменил приговор экс-министру экономического развития Алексею Улюкаеву, исключив из приговора запрет занимать должности, связанные с выполнением ряда функций в госорганах и муниципальных учреждениях.

Мосгорсуд изменил приговор бывшему министру экономического развития Алексею Улюкаеву, исключив из приговора указание на лишение права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в гос органах, органах местного самоуправления, государственных, муниципальных учреждениях и гос корпорациях сроком на 8 лет. Дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности связанные с осуществлением функций представителя власти сроки на 8 лет суд оставил без изменения. Такое решение приняла коллегия из трех судей под председательством Ольги Неделиной, передает корреспондент РБК. В декабре Замоскворецкий суд Москвы приговорил Улюкаева к восьми годам колонии строгого режима и штрафу в ​130,4 млн руб.

Улюкаеву вменялось получение взятки в $2 млн от главы «Роснефти» Игоря Сечина. Последний в четверг выступил в Мосгорсуде, дав показания в закрытом режиме. Гособвинитель Борис Непорожный обосновал необходимость допросить главу «Роснефти» без публики возможным упоминанием документов, связанных с коммерческой тайной и имеющих гриф «Для служебного пользования».

Апелляцию на приговор экс-министру подала защита, которая настаивала в жалобе, что доказательства гособвинения, с которыми согласился Замоскворецкий суд, были недостаточными, а подход судьи Ларисы Семеновой — односторонним. Кроме того, при задержании права Улюкаева были нарушены, заявляли адвокаты: после получения сумки с деньгами он был фактически заблокирован на территории офиса «Роснефти» сотрудниками ФСБ без возможности сделать телефонный звонок и получить помощь адвоката.

Закрытый допрос Сечина

Посетители суда не имели возможности увидеть Сечина и задать ему вопросы: его провели в зал суда через отдельный вход для прокуроров, куда он попал из соседнего корпуса Мосгорсуда по надземному переходу. Во время рассмотрения дела Улюкаева в Замоскворецком суде Сечин несколько раз не явился на допрос по повесткам.

Из выступлений защитников Улюкаева следовало, что Сечин предложил суду новую версию того, где и когда министр потребовал у него взятку: по его словам, это произошло в отеле в индийском штате Гоа во время саммита БРИКС, когда чиновник и бизнесмен поднимались на второй этаж в зал конференций. Весь разговор занял не более десяти минут, и в ходе него Улюкаев вымогал у Сечина взятку, применяя угрозы, утверждал глава «Роснефти». Спустя месяц Сечин сам позвонил Улюкаеву, и тот приехал в офис «Роснефти» по его приглашению, сказал свидетель.

Показания Сечина — «сконструированные» и «недостоверные», но они дают основания отправить дело на новое рассмотрение, заявил в своем выступлении в прениях защитник Улюкаева Тимофей Гриднев. Так, приговор Замоскворецкого суда основывался на показаниях генерала ФСБ Олега Феоктистова и заявлении Сечина главе ФСБ Александру Бортникову. Там утверждалось, что требование взятки было озвучено в лобби того же отеля за игрой на бильярде. Кроме того, из приговора следовало, что это Улюкаев звонил Сечину, хотя запись их разговоров говорила об обратном.

«Мы сегодня лишились огромной части доказательств, на которые ссылался суд первой инстанции», — заявил Гриднев. По его словам, сама идея, что Улюкаев мог потребовать взятку в толпе людей и в присутствии службы протокола президента, абсурдна, а имеющиеся видеозаписи свидетельствуют, что ​на мероприятие саммита они ушли порознь.

Показания Сечина, напротив, отлично согласуются с другими доказательствами по делу, заявили гособвинители Борис Непорожный и Павел Филипчук.​

В своем последнем слове на заседании 12 апреля Улюкаев заявил, что в ходе суда не было предъявлено ни одного доказательства того факта, что он когда-либо требовал взятку у главы «Роснефти» Игоря Сечина. «Наоборот, была масса доказательств моей невиновности. Весь приговор базируется на одном косвенном доказательстве, построенном по принципу «одна бабка сказала». Вернее, «один мужик сказал, как другой мужик сказал, что третий мужик требовал у него взятку», — сказал Улюкаев.

Дело Улюкаева

Улюкаев был задержан вечером 14 ноября 2016 года, когда Сечин под контролем сотрудников Службы экономической безопасности ФСБ (и в присутствии генерала спецслужбы Олега Феоктистова, который в тот период был вице-президентом «Роснефти» по безопасности) передал ему сумку с $2 млн. Деньги были «благодарностью» за положительную оценку Минэкономразвития, позволившую «Роснефти» приобрести 50-процентный госпакет акций компании «Башнефть», считало следствие. На следующий день Улюкаев был арестован, в тот же день президент Владимир Путин уволил его в связи с утратой доверия.

Позиция гособвинения в Замоскворецком суде основывалась на показаниях Феоктистова, которые влиятельный силовик дал в закрытом режиме. В октябре 2016 года во время саммита в индийском штате Гоа между Улюкаевым и Сечиным состоялся разговор в лобби отеля за игрой на бильярде, и министр «жестом с двумя пальцами» потребовал у Сечина $2 млн в качестве «премии» за успешно завершенную покупку «Башнефти», следовало из материалов дела. После этого разговора Сечин сообщил о требованиях Улюкаева Феоктистову, и вместе они написали заявление на Улюкаева главе ФСБ Александру Бортникову.

Выступившие в суде свидетели разговора в Гоа — сотрудник службы безопасности «Роснефти» Вадим Деревягин и корреспондент Life Александр Юнашев — заявили, что не помнят со стороны Улюкаева «жеста с двумя пальцами».

Передача взятки Улюкаеву спустя месяц проходила в рамках оперативного эксперимента, записывалась на аудио и видео. Вручение министру массивной сумки Сечин сопроводил словами, что «поручение выполнено» и «объем собран». Сам подсудимый, по его словам, считал, что в сумке «вино, которого он никогда не пробовал»: именно его Сечин обещал экс-министру после заключения сделки.

Улюкаев называл показания Сечина и Феоктистова оговором, а само дело — результатом провокации, целью которой было «устранить критика»: так, после ареста экс-министра госпакет самой «Роснефти» был приватизирован по значительно более низкой цене, чем предполагалось, и выгода для бюджета России оказалась ниже возможной. «Это удивительное следствие: в нем потерпевший сначала превращается в свидетеля, а потом фактически утрачивает даже этот статус — превращается в мнимого свидетеля, который, затерявшись где-то в просторах между Ханты-Мансийском и Римом, растворился. Так же растворился, как растворился пресловутый синергетический эффект для бюджета от приобретения компанией «Роснефть» акций компании «Башнефть». Растворился, только запах серы в воздухе остался», — заявлял Улюкаев в последнем слове в Замоскворецком суде.

В своей речи он также извинился перед россиянами за то, что «слишком часто шел на компромиссы, выбирал легкие пути, карьеру и благополучие зачастую предпочитал отстаиванию принципов». «Только когда сам попадаеш​ь в беду, начинаешь понимать, как тяжело на самом деле живут люди, с какой несправедливостью они сталкиваются. А когда у тебя все в порядке, ты позорно отворачиваешься от людского горя», — закончил Улюкаев.

 

Источник: https://www.rbc.ru/society/12/04/2018/5acf086a9a7947f4c31bfbd0?from=main

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.