Четверг, Декабрь 13, 2018
ГЛАВНАЯ > Психология > Почему мы любим мессенджеры и ненавидим электронную почту

Почему мы любим мессенджеры и ненавидим электронную почту

И то, и другое помогает нам поддерживать связь друг с другом, но почему электронная почта часто вызывает раздражение, в то время как переписка по мессенджерам популярна как никогда? Видимо, то, какой способ коммуникации мы выбираем, говорит о нас больше, чем можно было бы предположить…

Лет эдак 15 назад я подрабатывал в магазине электроники в большом торговом центре, и одна из моих коллег спросила, пользуюсь ли я текстовыми сообщениями.

«Я подсела на них, — призналась она, и глаза ее расширились. — Это так прикольно!»

В то время большинство пользовалось кнопочными мобильными телефонами с экранчиками небольшого разрешения.

Не помню уже, какой был тогда лимит знаков для смски, но наверняка не больше, чем в нынешнем твите, и чтобы написать то, что я действительно хотел бы сказать, потребовалось лет 12.

Процесс отправления смски был медленным, услуга была дорогой, и лимита знаков хватало максимум на четверть стихотворения хайку.

Честное слово, я тогда думал, что эта затея — глупость, безделушка-однодневка, которая не проживет долго. Как же я ошибался!

Первая смска в Великобритании («Merry Christmas» — «С Рождеством!») была отправлена в 1992 году. По мере того, как мобильные телефоны набирали популярность, сначала в Японии, потом в США, текстовые сообщения тоже проникали в нашу жизнь и к концу 2000-х стали ее неотъемлемой частью.

По некоторым оценкам, к 2012 году в мире было отправлено 14,7 триллиона смсок. В 2017-м это число выросло до 28,2 триллиона. Непохоже, чтобы эта технология куда-то делась из нашей жизни.

Но смски и другие формы текстовых посланий захватывают пространство, в котором мы общаемся друг с другом, за счет электронного средства общения, предшествовавшего им — имейла.

 

Мы так часто пользуемся электронной почтой на работе, что она стала у нас ассоциироваться с офисом и рутинойTHE WASHINGTON POST VIA GETTY IMAGES
Image caption Мы так часто пользуемся электронной почтой на работе, что она стала у нас ассоциироваться с офисом и скучной рутиной

Задумайтесь: ведь совсем не так давно именно электронная почта была новым модным способом общаться.

Но наш роман с имейлом оказался коротким, и сейчас многие из нас ненавидят свой электронный почтовый ящик, предпочитая набивать короткие сообщения на экране смартфона до тех пор, пока не начнет сводить большие пальцы.

Так чем же электронная почта заслужила нашу нелюбовь? Почему она превратилась в источник беспокойства, скуки, а то и чувства вины? И почему мы так любим текстовые послания?

Формальная, скучная и незваная

Еще лет 20 назад нам очень нравилось получать имейлы, подчеркивается в статье в журнале Atlantic.

Интернет-портал AOL, очень популярный в 1990-х в США и Канаде, приветствовал нового пользователя сразу после того, как тот залогировался, радостным «Вам письмо!» Однако сейчас это уже никого не радует.

Нынче, стоит всего один день не открывать свою почту, и нас уже ждут завалы писем, ожидающих нашего вежливого ответа, вдумчивой реакции и не вполне искренних обещаний «вернуться к этому вопросу» и «объяснить подробнее позже».

Наши компьютеры забиты длинными цепочками посланий, в которых нас зачем-то поставили в копию, и обезличенными служебными памятками, рассылаемыми всем.

«Многие чуть ли не боятся электронной почты, потому что она стала источником нежелательной рекламы, спама, беззастенчивых попыток обмануть нас (фишинга), — говорит Майкл Стефаноне, профессор коммуникационных технологий в Университете Баффало (США). — Она прочно ассоциируется с чем-то безличным и связанным с работой».

Эми Моррисон, преподающая деловую переписку в Университете Ватерлоо провинции Онтарио (Канада), говорит, что одна из главных причин того, почему имейл вызывает такое отвращение у пользователей, — это казенный, офисный формат, с обязательными полями «кому», «от кого», «тема письма».

«Люди [когда-то] пользовались имейлом для неформальной переписки онлайн просто потому, что другого средства у них не было», — подчеркивает Моррисон. Когда-то имейл-адрес был далеко не у всех. Да что-там адрес — и интернет-то был не очень распространен.

В общем, когда-то электронная почта была модным новшеством.

 

Многие молодые люди сегодня считают электронную почту слишком официальной для общения друг с другом и предпочитают ей разные мессенджерыGETTY IMAGES Image caption Многие молодые люди сегодня считают электронную почту слишком официозной для общения друг с другом и предпочитают ей разные мессенджеры

 

«Когда-то у каждого из нас был какой-нибудь дурацкий почтовый адрес, — вспоминает Моррисон. — И вот вас было человек пять, у кого был имейл, и у всех были крутые адреса. Мы чувствовали себя членами закрытого клуба».

(Если вам вдруг интересно, то в 1998 году у меня был адрес электронной почты DocterEvil25@aol.com.)

Однако по сравнению с 1990-ми пропорция между теми, кто пользуется имейлом для развлечения, и теми, кто использует его на работе, сильно изменилась, подчеркивает Моррисон.

Наши почтовые ящики переполнены письмами, которые мы не хотим там видеть. Нам пишут все — начальство, клиенты, неизвестные нам люди и компании. Все чего-то от нас хотят.

«Если вы решили купить в «Гэпе» футболку с трехдолларовой скидкой, вы должны за это дать им свой электронный адрес, — говорит Моррисон. — И всю оставшуюся жизнь вы будете получать от них имейлы».

Нам приходит столько подобных имейлов, что мы не успеваем очистить от них почтовый ящик. Это приводит к тому, что некоторые, не выдержав подобного электронного насилия, однажды нажимают на страшную кнопку «удалить всё» и испытывают невероятное облегчение, сродни катарсису.

Интимность текстовых мессенджеров

Этот унылый «деловой» стиль электронной почты, возможно, особенно чужд поколению молодых людей, родившихся после 2000 года и не заставших жизни без смартфонов.

Те мобильные устройства, которыми они сейчас пользуются, оснащены предустановленными приложениями для обмена сообщениями. Эти мессенджеры вдохнули новую жизнь в феномен текстовых посланий.

Впрочем, так называемое поколение Z (те, кто родился в 2000 году и позже) не готово полностью отказаться от имейла. По некоторым оценкам, 85% представителей этого поколения считают его важным средством коммуникации — по сравнению с 92% поколения X (те, кто родился между 1965 и 1980 гг.). Однако те, кому меньше 22 лет, пользуются имейлом совсем иначе.

 

В 1990-х электронная почта воспринималась как нечто модное и элитарное - потому что далеко не у всех был интернет и имейл еще не захватил наши офисыGETTY IMAGES Image caption В 1990-х электронная почта воспринималась как нечто модное и элитарное — потому что далеко не у всех был интернет и имейл еще не захватил в плен наши офисы

 

Шэрон Лориселла — профессор общественных и гуманитарных наук Университета провинции Онтарио. В последние 10 лет она дает номер своего мобильного всем студентам. Хотите спросить о чем-то? Напишите мне, говорит она им.

«Я хочу играть на поле, привычном для моих студентов, — подчеркивает она. — Как иначе мне заставить их поверить, что я — такой же человек?»

Она изучила то, как студенты в возрасте от 18 до 24 лет используют имейл, «Скайп» и текстовые мессенджеры в общении с работниками факультета. Лориселла обнаружила, что они считают имейл формальным способом общения, в котором учитываются статус и старшинство.

«Имейл — средство, которое выбирают для общения, когда один из разговаривающих обладает более высоким статусом, например, в диалоге студента и преподавателя. В то время как мессенджеры и соцсети — предпочтительное средство, когда отношения между людьми более близкие», — говорит она.

По своей сущности тестовые послания с помощью мессенджеров (как и смски) — более личные. Чтобы начать разговор, вам необходимо знать номер телефона человека, или его координаты в WhatsApp, или его имя в мессенджере «Фейсбука». В большинстве случаев для начала такой беседы нужно, чтобы ваш собеседник захотел сообщить вам это.

В случае с имейлом от вас всегда ожидается какое-то действие, говорит Лориселла. Это означает, что необходимо приложить определенное количество труда — особенно если учесть, что имейлы часто связаны с работой. Вам необходимо на что-то ответить, вы должны выразить намерение что-то сделать.

Кроме того, электронная почта асинхронна. Вы можете получать письма и отвечать на них в любое время, из-за чего они имеют тенденцию накапливаться и создавать впечатление чего-то неподъемного.

Ответы на имейлы очень скоро начинают ощущаться как тяжкая повинность. Этого всего совершенно не существует, когда вы обмениваетесь быстрыми, личными и неформальными сообщениями в мессенджере.

Лориселла говорит, что за те десять лет, что она дает свой номер телефона студентам и переписывается с ними в мессенджере, не случилось ничего ненормального или неуместного.

Ей просто присылают вопросы по заданиям или сообщают, что опаздывают на занятие — без тяжелых раздумий над каждым словом, как это бывает с имейлами.

Она говорит, что делает все, чтобы избежать превращения обмена сообщениями в скучную формальность, в которую сразу бы превратилась переписка по электронной почте. Кроме того, студенты и не хотят пользоваться электронной почтой, как не хотят и разговаривать по телефону.

«Кажется, я ни разу не говорила по телефону с кем-то из студентов, — рассказывает она. — Они мне никогда не звонят».

 

Мобильные телефоны и технологии обмена текстовыми сообщениями в XXI веке стали неотъемлемой частью нашей жизниGETTY IMAGES Image caption Мобильные телефоны и технологии обмена текстовыми сообщениями в XXI веке стали неотъемлемой частью нашей жизни

 

Текстовые мессенджеры тоже обречены?

Но ждет ли мессенджеры та же судьба, что и электронную почту, когда появятся новые, «более крутые» способы общения в интернете?

«Одна [новая] технология влечет за собой другие, — говорит Джеймс Айвори, профессор проблем коммуникации Вирджинского политехнического института. — И в жизнь они внедряются все быстрее и быстрее».

Другими словами, интернет и компьютеры породили имейл, что в результате привело к появлению текстовых сообщений на смартфонах.

А смартфоны, оборудованные камерами высокого разрешения, прокладывают пути для коммуникаций на каких-то новых уровнях, о которых мы пока можем только строить прогнозы.

«Думаю, что простые текстовые сообщения уже вытесняются, — говорит Майкл Стефаноне из Баффало. — Snap позволяет нам переделывать и улучшать снимки с помощью фильтров — и посмотрите, как растет его популярность».

Количество людей, ежедневно использующих Snapchat, непрерывно росло, начиная с 2014 года, и составляло около 200 млн по всему миру в первом квартале 2018 года.

С помощью «Инстаграма», YouTube, гифок с эмоциями создается совершенно новая культура общения — визуальная. Теперь это не просто текстовое сообщение — это селфи, это стикер с розовым единорогом, это большой пузырь с написанным в нем словом… да всё что угодно.

«Я профессионально работаю со студентами почти 20 лет, — рассказывает Лориселла. — Сейчас всё стало более визуальным. Текстовое сообщение — это одни слова, в то время как сейчас, если я хочу привлечь внимание своей дочери, я посылаю ей в Snapchat смешную рожицу, которая просит: «вынеси, пожалуйста, мусор».

То же самое я замечаю и в своей жизни. В мессенджере «Фейсбука» начинают накапливаться сообщения, на которые мне уже не хочется отвечать. Я откладываю общение на неопределенное время, что рождает чувство вины, давно знакомое по пользованию электронной почтой.

Но имейлу по-прежнему есть что предложить нам — это «что-то» стоит того, чтобы не отказываться от электронной почты совсем.

«По мере того, как имейл переживает упадок, мы утрачиваем кое-что важное. Дело в том, что имейлом никто не владеет, — подчеркивает Айвори. — Большинство же тех технологий и приложений, которые соревнуются за то, чтобы занять место электронной почты, — чья-то частная собственность. У Snap есть гендиректор, у Facebook есть гендиректор. К худу ли, к добру ли, но от нас уходит одна из самых значительных интернет-технологий, открытых для общего пользования».

Конечно, кто-то скажет, что Microsoft владеет почтой Hotmail, а Google — почтой Gmail. Но интеллектуальная концепция имейла не принадлежит какой-то определенной компании — так, как принадлежат, допустим, те же приложения и мессенджеры. Во всяком случае, именно такой электронная почта изначально создавалась.

Этого, возможно, недостаточно для того, чтобы вернуть людям любовь к имейлу, но об этом следует помнить, если текстовые мессенджеры так же станут жертвой новых технологий. И тогда наше общение в интернете будет еще более ограниченным теми правилами, которые без нашего ведома и согласия устанавливают частные компании.

Впрочем, на самом деле текстовые мессенджеры будут обречены только в том случае, если их привяжут к работе — точно так же, как это когда-то случилось с электронной почтой.

«Как только вы начнете получать текстовые сообщения от начальства, все будет кончено», — говорит Моррисон. Пользование мессенджером перестанет быть веселым.

«Это то же самое, что пытаться устроить коктейльную вечеринку в офисе и удивляться при этом, что никому не весело».

 

Источник: https://www.bbc.com/russian/vert-cap-45103122?ocid=socialflow_twitter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.