БРОД

Расходы россиян на благотворительность

Эксперты подсчитали траты богатых россиян на благотворительность
Эксперты оценили расходы на благотворительность в России в 340–460 млрд руб. в год, из них половина — личные пожертвования населения и предпринимателей. Средний чек состоятельных россиян — 76 тыс. руб., у остальных — 8 тыс. руб.

Совокупные рас­ходы на благотворительные проекты в Рос­сии составляют примерно 340–460 млрд руб. в год ($2,2–2,5 млрд), оценили эксперты бизнес-школы «Сколково» совместно с банком UBS в рамках исследования «Российский филантроп» (есть у РБК). Эта сумма сравнима с расходами федерального бюджета на здравоохранение (примерно 400 млрд руб. в 2017 году) или расходы на культуру и спорт (около 200 млрд руб. в совокупности), пишут авторы исследования. В то же время относительно ВВП сумма не такая большая — 0,4–0,5%. Так, например, бюджетные расходы на социальную политику на порядок выше — около 5 трлн руб. в год, а расходы Пенсионного фонда на пенсии и иные выплаты превышают 8 трлн руб.

Общая сумма складывается из расходов следующих благотворителей:

массовые пожертвования населения — от 140 млрд до 160 млрд руб. в год (примерно треть от общей суммы);

пожертвования отдельных состоятельных лиц — 40–80 млрд руб.;

крупнейшие нефтегазовые компании — 100–120 млрд руб. (около четверти);

остальные российские компании (топ-30 крупнейших, за исключением нефтегазовых) — от 60 млрд до 100 млрд руб. в год.

Центр управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы «Сколково» проводил оценку с учетом данных Фонда поддержки и развития филантропии CAF, в течение нескольких лет опрашивающего население России о степени участия в различных благотворительных активностях, а также с учетом данных исследования Knight Frank и отчетности компаний. Кроме того, в сентябре—октябре 2017 года исследователи проинтервьюировали почти 100 респондентов — состоятельных россиян с капиталом свыше $1 млн и топ-менеджеров компаний федерально­го уровня — и провели телефонный опрос 307 владельцев и руководителей компаний малого и среднего бизнеса (МСБ), имеющих полномочия принимать финансовые решения.​

Сравнимо с Великобританией

Объем ВВП Великобритании, рассчитанный по паритету покупательной способности, сравним с ВВП России. ​Объем британских частных пожертвований в последние годы, согласно опросам, колеблется вокруг отметки £10 млрд (примерно $13 млрд). С одной стороны, это почти в шесть раз больше оценки размера частных пожертвований в России по текущему курсу доллара — около $2,2–2,5 млрд. С другой стороны, в силу разницы в покупательной способности валют, то есть с точки зрения реальной пользы, которую могут принести эти деньги, российские частные пожертвования эквивалентны примерно $5,5–6,5 млрд, или примерно половине от уровня Великобритании, подсчитали авторы исследования.

Средний чек от населения и предпринимателей

Средний размер массового пожертвования в России составлял в 2017 году около 8 тыс. руб., а медианное значение (наиболее типичное) — 2 тыс. руб., следует из данных фонда Charities Aid Foundation (CAF). Топ-менеджеры компаний МСБ в среднем тратят в десятки раз больше — 76 тыс. руб. в год, медианное значение же их пожертвований составляет 8,5 тыс. руб., следует из опроса. Среди владельцев бизнеса средний размер поддержки благотворительных проектов превысил 3 млн руб. при медиане 230 тыс. руб.

Большой разрыв между средним и наиболее типичным значением (медианой) свидетельствует о том, что «основную часть пожертвований обеспечивает небольшое число филантропов», пишут авторы исследования. Согласно опросам бизнес-школы «Сколково», 80% совокупного объема пожертвований обеспечили 11,7% опрошенных топ-менеджеров и владельцев МСБ и 6,9% владельцев капитала от $1 млн.

Исследование показало, что вовлеченность состоятельных россиян в благотворительность в полтора раза выше, чем в массовом сегменте. Более 90% респондентов принимали участие в благо­творительных акциях или благотворительной деятельности за предшествующий год, для населения в целом этот показатель составляет 67%. Российские состоятельные филантропы стабильно жертвуют на благотворительность: почти у половины (45%) владельцев капитала более 60% их пожертвований носят запланированный характер. Для сравнения: среди топ-менеджеров и владельцев компаний МСБ такой же уровень системности пожертвований отметил только каждый восьмой (12,2%) респондент.

Наличие большого размера финансовых активов (финансовой подушки) позволяет владельцам капитала меньше беспокоиться о финансовом обеспечении текущих расходов и более планомерно и системно подходить к реализации своих проектов и потребностей, в том числе и в филантропической сфере, поясняет один из авторов исследования, эксперт по вопросам управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы «Сколково» Андрей Шпак.

Схожий расклад наблюдался и в рамках вспомогательного опроса топ-менеджеров малого и среднего бизнеса — там на независимые НКО пришлось только 39,2% средств, потраченных на благотворительность.

Причина такого сдвига — в непрозрачности работы НКО, говорят эксперты. «Для российских владельцев капитала важно чувство доверия, адресный характер помощи и наличие видимых результатов от своего вклада», — говорит Андрей Шпак. При финансировании через независимые НКО многие владельцы капитала не получают в достаточном объеме информацию об эффективности и адресности оказанной помощи. Коммуникационные практики многих фондов в области раскрытия информации об их деятельности оставляют желать лучшего, указывает эксперт.

Проблемы НКО и законодательства

Проблема недостаточной прозрачности НКО существует: к сожалению, остается довольно много организаций, которые не делают публичные отчеты, отмечает председатель комиссии Общественной палаты по социальной политике Елена Тополева-Солдунова. «Они могут давать обязательный отчет в Минюст, но не публикуют его на сайте​, например, или имеют плохо обновляемый сайт», — добавила она.

Кроме того, как для владельцев крупного бизнеса, топ-менеджеров, так и для всего общества в целом характерен низкий уровень доверия к институтам, сказала Тополева-Солдунова, отметив, что «за последние годы уровень доверия в обществе к некоммерческим организациям, в том числе благотворительным, значительно вырос».

Институциональная благотворительность отличается от частной тем, что у частного благотворителя есть желание помочь адресно и увидеть конкретный результат своей помощи, полагает исполнительный директор «Форума доноров» Александра Болдырева (ассоциация объединяет фонды и компании, системно занимающиеся благотворительностью). «Когда речь идет о филантропии и системных изменениях, чаще помощь оказывается через благотворительные фонды», — отметила она.

Основными негативными факторами, влияющими на размер благотворительных пожертвований состоятельных россиян, стали ужесточение законодательства в части налогового регулирования — как законодательства об иностранных агентах, так и антиофшорного законодательства, а также ужесточение регулирования НКО. Исследование показало, что каждый пятый респондент не исключил его негативного влияния на размер пожертвований.

Исторически часть владельцев капитала держала свои ликвидные активы за рубежом с использованием иностранных юридических структур, которые позволяют более гибко по сравнению с российским правом решать вопрос наследования, корпоративного управления и так далее, поясняет Андрей Шпак. Эти иностранные структуры нередко использовались в качестве источника финансирования для российских филантропических проектов. «Законодательство об иностранных агентах и контролируемых иностранных компаниях сделали содержание и администрирование финансирования российских филантропических проектов через иностранные структуры более обременительным и затратным», — заключает автор исследования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.