БРОД

Матвиенко об увольнении журналистов «Коммерсанта»

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что не имеет отношения к увольнению журналистов из газеты «Коммерсантъ»

«Я никогда никому не звонила, не давила. Это знают в сообществе журналистов, это знают руководители СМИ, они помогут подтвердить. Это не мой стиль, это бессмысленно, это бесполезно», — сказала Матвиенко. «Так ведут себя истеричные люди. Я не отношу себя к ним. Я не пользовалась телефонным правом и в данном случае. Я не звонила и ни на кого не давила, заявляю это ответственно», — добавила она (цитаты по ТАСС).

Пресс-секретарь Матвиенко Владислав Пономаренко в понедельник отмечал, что ситуация «не может быть поводом для комментариев» со стороны спикера Совета Федерации. «Это кадровое решение, которое, несомненно, вызвало резонанс в соцсетях, было аргументировано и принято руководством ИД «Коммерсант», поэтому рекомендуем обратиться за разъяснениями к ним. Сообщения сотрудников в соцсетях не могут быть поводом для обращения к Совету Федерации», — сказал он радиостанции «Говорит Москва».

О скандале с увольнениями в «Коммерсанте» стало известно в понедельник. Специальный корреспондент отдела политики «Коммерсанта» Иван Сафронов в Facebook сообщил, что вместе с еще одним журналистом издания Максимом Ивановым покидает газету в «соответствии с решением акционера, высказавшим серьезные претензии к статье» о возможном уходе Матвиенко с поста спикера Совета Федерации. Заметка, о которой идет речь, была опубликована 17 апреля. В ней со ссылкой на источники говорилось о том, что в мае у Валентины Матвиенко состоится встреча с президентом Владимиром Путиным, на которой будет обсуждаться уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации. Наиболее вероятным кандидатом на ее место источники издания назвали главу Службы внешней разведки, экс-спикера Госдумы Сергея Нарышкина.

После того, как стало известно об увольнении Сафронова и Иванова, заместитель главного редактора Глеб Черкасов сообщил, что также покидает издание, как и сотрудники курируемого им отдела политики. «У акционера есть право принимать кадровые решения, у сотрудников есть право с ними не соглашаться единственно возможным способом — сменой места работы», — заявил Черкасов.

Позднее представитель владельца «Коммерсанта», миллиардера Алишера Усманова F 9 опроверг причастность бизнесмена к увольнению журналистов газеты. «Акционер не вмешивается в редакционную политику и тем более не принимает решений по увольнению или приему на работу журналистов», — заявил представитель Усманова. «Алишер Бурханович узнал об увольнении сотрудников «Коммерсанта» из сообщений прессы», — добавил он.

Свою версию происшедшего изложил и председатель совета директоров «Коммерсанта» Иван Стрешинский F 198. Ему «поступил сигнал» о том, что статья Сафронова и Иванова могла быть заказной, рассказалСтрешинский The Bell. После этого он потребовал от главного редактора «Коммерсанта» Владимира Желонкина разобраться в ситуации, но журналисты отказались раскрыть Желонкину источники и «доказать добросовестность своей работы». Желонкин предложил им уволиться и договорился с ними об увольнении по соглашению сторон с выплатой компенсаций. Но теперь Стрешинский заявил, что после скандала намерен настаивать на увольнении по статье. Стрешинский не уточнил, на каком основании будет требовать увольнения журналистов.

Сам Владимир Желонкин заявил«Ведомостям», что с журналистами расстались из-за того, что «при подготовке заметки были нарушены редакционные стандарты» издания. В разговоре с Би-би-си Желонкин отметил, что решение принимал он лично. Неназванный источник The Bell, близкий к Усманову, раскритиковал журналистов «Коммерсанта». «Они налажали и нарушили все писаные и неписаные правила ИД, журналистики и этики», — заявил он и отметил, что журналистам была предоставлена возможность исправить ситуацию, но они ей не воспользовались.

Сотрудники «Коммерсанта» опубликовали обращение к читателям, в котором назвали увольнение своих коллег «ничем не обоснованным, губительным для редакции, а также открытым проявлением давления на свободу слова в России». Под письмом по данным на 22 мая подписались больше 220 человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.