Новый логотип Петербурга высмеяли в соцсетях

Проблема семимиллионного «логотипа Санкт-Петербурга», высмеянного в соцсетях, не столько в цене и художественных достоинствах работы, сколько в том, что в принятии важных дизайнерских решений не участвуют профессионалы

Сначала о хорошем. Не в том смысле, что очередной новый логотип Санкт-Петербурга чем-то хорош, — а в том, что плох он далеко не всем, за что над ним смеются.

В защиту авторов

Во-первых: зря смеются обитатели соцсетей над трехстрочностью логотипа, сочиняя издевательские пародии. Вот такое длинное имя у города, ничего тут не поделать. В одну строку длинновато для лого, а на три оно разбивается логично — «город святого Петра». Так оно и было задумано, а вовсе не «череп овец» или «ас трах ань», как остроумно придумано сейчас, но исторически не подразумевалось.

Во-вторых, много говорят о деньгах. Но послушайте: логотип за 7 млн рублей может быть любым — отличным, адекватным, гениальным, нелепым, чудовищным. За получение такого заказа могут откатывать, а могут не откатывать, и происходить это может, пожалуй, в любой стране мира. Более того: логотип и за 70 млн, и за 7000 рублей тоже может быть абсолютно каким угодно. Единого прейскуранта на логотипы, как и на портреты или пейзажи, не существует. И уж тем более не существует отдельного прейскуранта на хорошие логотипы, и другого на те, которые так себе.

Наконец, помимо проблемы профессионального исполнения, следовало бы обсудить и другую проблему, находящуюся совсем не в области композиционно-графической. Вопрос в том, какая задача ставится, кто ее ставит и кто оценивает ее решение. Необходимость визуального маркера туристического места должна бы логически возникать тогда, когда место стопроцентно готово к тому, чтобы качественно принять в себя много туристов и оставить их довольными. А не наоборот.

Другими словами, наличие или отсутствие турлоготипа никогда и никого еще не заставляло посетить или проигнорировать какой-либо город или страну. Кто из нас помнит логотип Венеции или Парижа (если они вообще есть)? Логотип — всего лишь подтверждение значимости, ценности чего-нибудь, и он сам по себе никогда ценностью не является. Не является он и стимулом к каким-либо потребительским действиям (разве что пресловутый «мерч» будет продаваться чуть лучше или чуть хуже).

Так и в случае с Санкт-Петербургом логотип не станет чудотворным — не потекут в город нескончаемыми реками народы, заглядевшись на прекрасное графическое решение. Это я к тому, что задачу должны ставить люди, отдающие себе отчет в том, что чуда не случится ни за какие деньги. То есть профессионалы.

Точно так же и оценивать решение задачи должны профессионалы, а вовсе не чиновники и даже, извините, не народ путем всеобщего голосования. Ни чиновник, ни народ ничего не понимают в визуальных коммуникациях. Тем более что обе эти страты в нашем государстве пока что дурно графически воспитаны. Ну нет традиции, ну не выработана она, ну не Голландия тут у нас и не Швейцария. А вот если государственно важные дизайнерские решения начнут, наконец, принимать профессионалы, то, глядишь, следующее поколение российских людей уже и будет жить при достойном визуализме.

Наш вывод таков: в этом логотипе просто нет острой необходимости. И никакой вины авторов логотипа в этом нет.

В защиту здравого смысла

А теперь о плохом. Как сказала неизвестно кто (Зинаида Гиппиус, кажется?), «Если надо объяснять, то не надо объяснять». Это не про туристические логотипы сказано, конечно, но насчет бирюзового солнца объяснять точно придется: о его метафорическом значении догадаться не сможет никто.

Да, создатели логотипа считают кружок, в который вписаны буквы, солнцем, а его цвет — типичным для солнца Санкт-Петербурга. Возможно, Зинаида Гиппиус с ними согласилась бы, но среднестатистический китаец — точно нет. А целевая аудитория — кто? Вряд ли русские символисты начала ХХ века. Следовательно, аллюзия не читается и, следовательно, не работает.

Произвольный полет фантазии возможен при создании логотипа компании — фактически любой компании, чем бы они ни занималась, — но не так называемой «визитной карточки» города. Если закапываться в семантические глубины, то солнце вообще не должно бы становиться символом северного и далеко не теплого города, где даже характерные для него белые ночи вряд ли можно назвать солнечными (оттого-то они и «белые», а не, скажем, «желтые»).

Ну или, хорошо — пусть солнце будет белым, что ли… На сером фоне… М-да.

Второе, что придется объяснять, — это почему отпавшие палочки от букв «Е» символизируют разводные мосты. Слабообразованный турист может вообще ничего про эти мосты не знать. Сильнообразованный турист этих мостов в палочках увидеть без объяснений не сможет. Я, среднеобразованный, — не смог.

Но даже если турист хорошо образован, то являются ли мосты главной «фишкой» места? В конце концов, мосты разводят в разных городах по всему миру, а в Питер люди едут за какими-то (пусть и не до конца им понятными) культурными ценностями, а не за сезонными аттракционами.

Третье, что объяснить уже и не получится. Какое отношение этот модный, хипстероватый и не очень ловкий шрифт имеет к историческим корням города? Что он сообщает туристу, который, по идее, едет туда, именно чтобы к ним припасть? Недаром шутники из «Фейсбука» превратили лого в «Санктпетербургерную» — для нового заведения на улице Рубинштейна такой логотип подошел бы отлично.

Только вот буквы «Р» надо бы сделать одинаковыми даже для бургерной — если приглядитесь, там сейчас они разные. Впрочем, критика такого уровня мне кажется уже и ненужной: были бы правильные смыслы — буковки можно и подправить, а раз смыслы не те — то и бог с ними, с буквами.

Сознательно не предлагаю альтернативных решений, которых читатель ждет уж. Это большая и серьезная работа, которую я готов проделать. Аванс — три с половиной миллиона. Вторая половина потом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.