Пятница, 5 июня, 2020
ГЛАВНАЯ > Сплетни и новости шоубиза. > Итоги Берлинского кинофестиваля-2020

Итоги Берлинского кинофестиваля-2020

Жюри Берлинского кинофестиваля во главе с Джереми Айронсом объявило своих победителей. Их решение можно назвать спорным лишь отчасти, в основном — все по совести и вкусам. Но сам «Берлинале-2020» оказался не таким предсказуемым. О главных итогах фестиваля рассказывает кинообозреватель Дмитрий Барченков, ставший одним из участников ДАУ-скандала

Решение жюри

Наш любимый фильм этого «Берлинале» — инди-драма про подростков и аборты «Никогда, редко, иногда, всегда» завоевала Гран-при, чем доказала некоторое превосходство американского выбора (мировая премьера ленты Хиттман состоялась на «Сандэнсе») над европейским. Заслуженные актерские статуэтки ушли Пауле Бер за «Ундину» и Элио Джермано за «Я хочу спрятаться». «Золотого медведя», а с ним и звание главного фильма этого фестиваля получила картина иранца Мохаммада Русулофа «Зла не существует» — рассказанная в четырех новеллах обличительная пощечина иранскому тоталитарному режиму. Сам режиссер приехать на церемонию не смог — он находится под арестом и обвиняется в «распространении пропаганды» и «подрыве национальной безопасности». Такой выбор можно назвать политическим и предсказуемым, но не ошибочным.

Ассоциирующийся с борьбой за права и свободы «Берлинале», кажется, не мог поступить иначе. Но вместе с тем, «Серебряный медведь» за выдающуюся операторскую работу ушел к ранее работавшему с Фассбиндером, Вендерсом и Ханеке Юргену Юргесу, оператору скандального проекта «ДАУ», часть которого с подзаголовком «Наташа» участвовала в основном конкурсе. И здесь не все так просто.

Открытое письмо директорам фестиваля

«ДАУ. Наташа» вызвала ожесточенную полемику, в основном, в российской кинокритике. Одни стоя аплодировали проекту, называя «ДАУ« новым словом в кино и искусстве в целом. Другие начали обвинять режиссера в тоталитаризме, использовании неэтичных методов работы и вообще бесчеловечности. Здесь стоит пояснить, что такое это «ДАУ», если вы вдруг пропустили этот скандал длиною в несколько лет. В конце 2000-х в течении трех лет команда непрофессиональных актеров жила в специально построенной декорации советского института, где каждый одновременно играл и жил обозначенную ему роль — ученого, сотрудника органов, буфетчицы. Все, что происходило внутри института, происходило по-настоящему — люди употребляли алкоголь, проводили исследования, занимались сексом и т.д. Камера же периодически включалась, чтобы зафиксировать самые заметные моменты из жизни попавших в прошлое современных людей. Такое вот реалити-шоу. Премьера должна была состояться в Берлине два года назад, где авторы хотели воссоздать Берлинскую стену. Ничего не вышло. Прошлой зимой «ДАУ» был представлен в Париже как перформативная инсталляция. Ее шествие по другим европейским столицам тоже не продолжилось. Наконец, две его части — «Наташа» и «Дегенерация» — включили в некоторые программы «Берлинале».

В разные годы в прессе появлялись анонимные заявления о психологическом и физическом насилии, происходившем на съемочной площадке. Но точных сведений, что же там было, получить (по крайней мере пока) вряд ли удастся — все участники подписывали жесткое соглашение о неразглашении информации. Да и общественный страх в странах бывшего Советского Союза все еще возобладает над #MeToo-настроениями. Публично же многие актеры опровергают эти, якобы, слухи.

Во время дискуссии в программе BerlinaleTalents режиссер Илья Хржановский на вопрос, был ли на площадке психолог, от ответа ушел. А первый ассистент второй операторской группы Маттиас Гангхофер поделился, что его однажды наказали за использование мобильного телефона в стенах института. Специалист довольно скоро покинул проект. Режиссер заметил, что Гангхофер был уволен.

Эти разговоры, вкупе с кадрами из «Наташи», где мы видим секс между людьми, находящимися в алкогольном опьянении, настоящую драку между буфетчицами, а также психологическое и физическое насилие актера (экс-сотрудника органов внутренних дел Украины) Владимира Ажиппо над Наташей в ходе ее вербовки, а также чуть ли не массовая похвала проекта со стороны критики заставила задуматься об этичности включения «Наташи» в программу одного из трех главных европейских фестивалей.

Пять российских журналистов, в числе которых и автор этого текста, подписали открытое письмо директорам Карло Шатриану и Мариетте Риссенбеек. В нем они попросили ответить на три вопроса: почему руководство не видит здесь этической проблемы (особенно во время приговора Харви Вайнштейну за сексуальные домогательства), возможен ли подобный проект на территории стран «первого мира» (съемки «ДАУ» проходили в Харькове) и какие художественные задачи решают использованные на площадке приемы? Карло Шатриан не ответил ни на один из вопросов, сказав, что обвинения (в письме их не было) должны быть адресованы авторам, от которых фестиваль надеется получить продолжение разговора. Часть русскоязычной прессы неожиданно сравнила письмо с доносом, препятствующим развитию современного искусства. Показательно, что церемония награждения победителей «Берлинале» сопровождалась акцией протеста против «ДАУ» и насилия во время его съемок со стороны местных активистов.

Протесты против Хиллари

Без протестов не обошлась премьера и документального сериала о экс-первой леди США Хиллари Клинтон, где значительная часть времени была отведена президентской гонке 2016-ого года. Дополненное большим количеством материалов четырехсерийное интервью с режиссером Нанетт Бурштейн представить на фестивале вместе с создателями приехала сама Клинтон. Журналисты ее встречали расспросами про финансовую поддержку ее предвыборной компании Вайнштейном и русском следе в следующих выборах. Клинтон, к слову, считает, что русское кибервмешательство продолжается по сей день. Протестующие же обвиняли Хиллари чуть ли не в убийствах.

Речь мамы Максима Лапунова

Документальный фильм Дэвида Франса «Добро пожаловать в Чечню», о котором мы ранее писали, совершенно заслуженно был назван лучшим документальным фильмом в программе «Panorama». Голосование проводилось среди зрителей, приходивших смотреть разные картины по билетам. Премьера во многом шокирующей ленты Франса запомнится трогательной речью мамы одного из героев Максима Лапунова (пока единственного человека, публично заявившего о пытках геев в Чечне). В своем обращении мама поблагодарила создателей за помощь в эмиграции, а также рассказала о том, как принимала ориентацию сына. Каминг-аут Максима, по ее мнению, не изменил его как человека. «Берегите своих детей. Это очень страшно — потерять ребенка. Решите для себя, нужны ли вам ваши дети. Лично мне мои дети очень нужны», — заключила Лапунова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.