БРОД

Почему пандемия коронавируса приведет к расслоению среднего класса

Самоизоляция и кризис привели к тому, что менее обеспеченные россияне тратят сбережения, лишившись работы и дохода, а состоятельные россияне, напротив, не могут тратить, как раньше. Это усилит неравенство даже внутри обеспеченных слоев населения, предупреждают эксперты.

В первом квартале 2020 года россияне не копили, а тратили и забирали валюту из банков. Их норма сбережений (соотношение накоплений к доходу), по данным ЦБ, упала почти в два раза — с 12% в четвертом квартале 2019 года до 6,3% в первом. Регулятор объяснял это тем, что в марте резко вырос оборот розничной торговли, на покупки россияне тратили в том числе свои сбережения, а также снимали деньги с валютных депозитов из-за уменьшения их привлекательности. 

Но уже в апреле все изменилось — началась череда нерабочих недель, власти ввели режим самоизоляции, большинство магазинов, ресторанов и других предприятий сферы услуг закрылись. Оборот розничной торговли по сравнению с мартом упал почти на треть, безработица выросла до максимума с апреля 2016 года, а опросы Центра стратегических разработок в марте и в мае показали, что с начала кризиса почти 60% опрошенных лишились части дохода, причем 11% потеряли более половины дохода (всего было опрошено 3200 человек). 

Но были и те, кто лишился не дохода и работы, а лишь физической возможности приобретать товары и услуги. «В итоге получилось так, что менее обеспеченные группы населения сейчас проедают сбережения или берут кредиты. А другая группа, которая не потеряла в доходах, наоборот, может увеличить общий объем своих накоплений», — говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. По ее прогнозу, в 2020 году впервые за несколько лет чистая норма сбережений (доля накоплений в общих доходах, включая валюту и исключая кредитные обязательства) может вырасти до 5-6% от доходов. Орлова добавляет, что в кризис чистая норма сбережений всегда растет, так как люди предпочитают гасить кредиты. К примеру, в 2014 году она составляла 2% до кризиса и выросла до 9% в 2015-2016 годах. 

«В этот кризис главной проблемой будет то, что статистика по сбережениям будет маскировать неравенство. Часть населения станет еще более зависимой от кредитов. Другая группа населения, которая не потеряла в доходах, сейчас, наоборот, может увеличить общий объем своих сбережений. Опыт других стран говорит о том, что в первую группу попадают люди наиболее социально незащищенные, так как низкий уровень зарплат характерен для специальностей, которые не предполагают удаленной работы. А группы среднего класса в большей степени работают удаленно, и меньше тратят из-за самоизоляции, поэтому у них формируются избыточные остатки на счетах. Они будут агрессивно увеличивать сбережения», — сказала Орлова.

В этом году можно ожидать увеличения разрыва в доходах не только между наименее обеспеченными и наиболее обеспеченными слоями населения, но и внутри среднего класса — между верхними и нижними слоями, так как многие его представители — бизнесмены — потеряли доходы, добавляет главный экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. 

Сколько тех, кто может копить? 

В конце марта НАФИ сообщил, что только 10% россиян (из 1600 опрошенных) смогут прожить на свои сбережения более полугода. Основной массе — 42% — накоплений хватит на месяц. 

Средние показатели в условиях существенной дифференциации доходов в обществе не очень информативны, поскольку отражают жизнь более обеспеченного человека, — сказала Forbes ведущий эксперт Центра анализа доходов и уровня жизни ВШЭ Марина Красильникова. Но в целом возможность отложить деньги на будущие покупки, которые нет возможности сделать из-за карантина, имеет очень узкая прослойка общества. Это примерно 10 — 20% населения — людей с высокими доходами, которые до карантина были активными потребителями. Плюс это те, кому удалось сохранить работу и не потерять доходы.

Что касается обычных людей, то тут говорить о росте нормы сбережений не приходится, считает Красильникова. По ее словам, сейчас не более трети российских домохозяйств сообщают, что у них есть какие-то сбережения. «При этом под ними многие имеют в виду довольно скромные по московским меркам суммы в 200 000 — 300 000 рублей. Их люди рассматривают как серьезные средства, которые помогли бы им выжить. Две трети говорят, что у них нет таких сбережений», — добавила она. 

Как это скажется на потреблении? 

Дальше ситуация в экономике будет ухудшаться, считает глава Центра социально-экономических исследований ЦСР Лора Накорякова. По прогнозу ЦСР, к концу года 5,2 млн россиян, работающие по найму, могут остаться без работы. «А на конец 2020 года количество безработных может превысить 10 млн человек, что в три раза больше, чем в докризисный период, — сказала она.

Это будет сказываться и на доходах, и на сбережениях. ЦБ считает, что потребление будет восстанавливаться быстрее во втором полугодии, в том числе за счет снижения нормы сбережений, в то время инвестиции «будут сдерживаться фактором неопределенности и финансовыми ограничениями компаний», — говорится в докладе о денежно-кредитной политике за апрель. Но все равно, в базовом прогнозе регулятор исходит из того, что расходы домашних хозяйств на домашнее потребление в 2020 году упадут на 1,6 – 3,6% после роста на 2,5% в 2019 году.

На потребление будет давить и ужесточение кредитной политики банков. По данным ЦБ, розничный портфель банков снизился в апреле на 0,7%, с 1 по 29 мая еще на 0,4%. К концу мая розничный кредитный портфель может снизиться на 300 млрд рублей со своего пика в марте 2020 года, то есть на сумму, которая эквивалентна примерно 0,5% годовых доходов российских домохозяйств, оценивал Альфа-банк в экономическом обзоре от 27 мая.

Проблема снижения платежеспособного спроса населения обозначилась остро еще в 2019 году, коронавирус лишь усугубил ее. «Рассчитывать, что после карантина мы увидим взрывной потребительский спрос, не приходится. Розничную торговлю, о падении которой отчитался Росстат, еще долго не восстановить», — считает Марина Красильникова. 

При прогнозе, когда Россия компенсирует спад в розничной торговле, Орлова из Альфа-банка ориентируется на Китай, где максимальный спад розничной торговли — почти минус 21% — был в феврале. «Выйти «в ноль» они рассчитывают в июне или в июле, то есть спустя четыре-пять месяцев после пиковых отрицательных значений. Если в России ситуация будет развиваться по такому же сценарию, то восстановления оборотов розничной торговли до уровней начала года можно будет ожидать в августе или сентябре», — сказала она Forbes.

Восстановление спроса, по ее мнению, пройдет в две волны. «Первая случится после снятия карантинных мер. И это будет отложенный спрос, от которого выиграет сфера услуг. Вторая волна коснется уже других секторов, но она будет меньше. Так как желание сохранить безопасность будет сдерживать траты, и, значит, и расходы на развлечения, путешествия и другие товары и услуги, не относящиеся к категории первой важности», — считает Орлова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.