БРОД

Эксклюзивное интервью матери Илона Маска

У какой женщины мог вырасти сын, запускающий корабли в космос? Все вопросы отпадают, когда вы видите Мэй Маск, которая в свои 70 лет работает моделью и пишет книги. В эксклюзивном интервью Forbes Woman она рассказала о том, как ушла с тремя детьми от мужа, который ее бил, о детстве Илона Маска и его брата и сестры, запуске Crew Dragon, а еще дала несколько рецептов счастливой жизни.

«Я прожила семь десятков лет, добилась успехов в двух любимых карьерах и вырастила троих детей. У меня одиннадцать внуков. Я востребована в качестве модели и эксперта по ЗОЖ больше, чем когда-либо в жизни», — рассказывает Маск. 

В эксклюзивном интервью постоянному литературному обозревателю Forbes Наталье Ломыкиной Мэй Маск рассказала о том, почему воспитывала детей свободными и независимыми, как гордится сыном, и дала несколько советов, как быть счастливой в любом возрасте. 
Обложка книги «Женщина, у которой есть план»
Обложка книги «Женщина, у которой есть план»

Мэй, я прочла вашу книгу, и я под впечатлением, прежде всего от вашего детства и от ваших родителей. Путешествовать на небольшом самолете без GPS, без телефонов, с пятью маленькими детьми, пойти семьей в поход по пустыне на три недели — это даже посильнее полетов в космос.

В первую очередь мои родители очень любили приключения. Мы жили в маленьком городке в западной Канаде. Первый самолет, «Ласкомб», родители купили практически случайно. Во время поездки в Калгари папа увидел на фермерском поле самолет с объявлением «ПРОДАЕТСЯ». У него не было денег, но была машина,в которой они ехали. Так что он обменял машину на самолет, посадил маму на поезд и нанял пилота, чтобы тот доставил его и самолет домой. Когда родились мы с Кей, родители купили уже другой самолет, «Белланку». На своем небольшом легкомоторном самолете они изучили и всю Канаду, и всю Америку и решили исследовать Африку или Австралию. Им показалось, что в Африке больше животных и вообще интересных мест для изучения. 

Так что отец снял крылья с самолета — он сам обслуживал свой самолет,  был и пилотом, и механиком — и погрузил на грузовой корабль. На самом деле даже добраться из центра западной Канады до порта уже очень непросто. Это огромные усилия!  Мы погрузились на грузовой корабль, ведь только на грузовом мы могли плыть с самолетом. И мы поплыли в Кейптаун. Когда я сейчас об этом думаю… мне и моей сестре-близняшке Кей было 2,5 года — сумасшествие! Мы же носились как угорелые и всюду лезли. Не представляю, как мама два месяца управлялась на корабле с двухлетними близнецами и еще двумя детьми, шести и восьми лет. Но она справилась. Мы приплыли в Кейптаун, отец прикрутил крылья обратно на самолет — и родители с нами четырьмя  полетели в Йоханнесбург, папа хотел жить в глубине материка. 

Но сверху он увидел Преторию с цветущими деревьями — это было так красиво, что он решил приземлиться там. Мы жили в Претории, отец стал вести там свои дела, много трудился. Родители жили скромно, они ведь пережили Великую депрессию, поэтому всегда были аккуратны с деньгами. На каникулы мы ездили в пустыню Калахари. Пересекали эту пустыню за три недели в машине, в небольшом грузовике, с маленькими детьми. Ехали по компасу, от оазиса к оазису, так как городов не было, Ботсвана тогда называлась Бечуаналенд. 

Нам нужно было брать все с собой. Мама загружала в машину запасы провизии, воды и горючего на три недели. Ей приходилось заботиться о каждой мелочи для каждого ребенка. Представляете, она даже умудрялась печь нам на костре сконы (традиционные британские пышные хлебцы. — Forbes Woman).

Невозможно представить, как тщательно нужно было все планировать! И как это, в конце концов, было опасно! Но родители всегда были осторожны, никогда не показывали страха — всегда такие спокойные, уверенные… Только сейчас, оглядываясь назад, понимаешь, какие приключения у нас были! Мы видели так много животных! Антилопы-ориксы, антилопы-прыгуны, косульи антилопы, много разных видов антилоп. Мы видели львов, мы видели гиен, очень много змей, скорпионов. Столько впечатлений! Мы проезжали по диким землям, встречали местных жителей, которые прежде никогда не видели ни белых людей, ни машин, ни людей в одежде.

У нас было разрешение на отстрел одного крупного животного в неделю, и мы убивали, например, антилопу, брали часть мяса с собой, а остальное отдавали бушменам. Они были очень благодарны — для них охота была делом тяжелым. В общем, они были рады, но поначалу просто не понимали, что мы такое. Наверное, это было опасно, но мы этого не понимали. У нас были настоящие приключения

Знаете, когда я читала книгу, то думала о том, что если бы ваших детей растил ваш отец, вы бы уже, наверное, давали это интервью с Луны. 

Благодаря тому, что в моем детстве было столько приключений, я всегда легко рисковала. Я много переезжала, по разным причинам, как вы знаете — вы читали мою книгу. (Я никому этого не рекомендую, потому что часто переезжать тяжело, особенно если у вас свой бизнес). Думаю, мои дети выросли бесстрашными. То, что они делают, бесстрашно. Кроме того, они видели, как я заботилась о пациентах, и мои дети, все трое, стараются быть полезными для других людей и для планеты. 

Какие основные ценности вашей семьи вы старались передать детям, а теперь и внукам?

В основном — независимость. Наши родители хотели, чтобы мы были самостоятельными: мы сами делали домашнюю работу, сами ходили на занятия по танцам, на уроки фортепиано, они никогда не контролировали это. Я воспитывала детей так же. Я тоже очень много работала, но из дома. И я не контролировала детей, не проверяла их домашнюю работу, не следила, чтобы они с утра взяли с собой спортивную одежду… Но они  не особо занимались спортом — большую часть времени проводили в библиотеке.

Мэй, а как случилось, что, живя в такой дружной семье, сохраняя близкие отношения с мамой, с сестрой, вы прожили 9 лет с человеком, который был с вами жесток и бил вас? 

Знаете, почему женщины остаются с мужьями, которые их бьют? Почему они никому не рассказывают? Вы не знаете, что мужчина ударит, пока это вдруг не произойдет прямо во время медового месяца. И вот, ты в синяках и беременная, а семья бы стала говорить: «Почему ты вышла за него?» Они этого не советовали, а ты вышла — и теперь остается сказать: «Вот я, беременная, присмотрите за мной»…

Так и остаешься. 

Нет, я, к счастью, в итоге получила еще двоих детей, поэтому я ни о чем не жалею, я счастлива, что у меня их трое. Это чудесно. Но в целом кажется, это довольно часто случается. Женщины остаются со своими мужьями и не рассказывают ни родным, ни друзьям. Я не понимаю, почему мы не обороняемся. 

Мэй с Илоном, Кимбалом и Тоской в Южной Африке
Мэй с Илоном, Кимбалом и Тоской в Южной Африке

Мне кажется, что теперь, когда вы сами мама, вы хорошо понимаете, что мать, скорее всего, скажет: «Дорогая, иди сюда, я позабочусь о тебе». В любое время.

Да, моя мать так бы и сделала. Безусловно. Если бы только знала. Мои братья и сестры тоже сказали: «Да если бы мы только знали, мы бы позаботились о тебе». Но ни родные, ни дети не знали, пока не прочли мою книгу. 

Вы храбрая женщина

Я не хотела быть храброй, я хотела рассказать свою историю, дать советы, рассказать о тех уроках, которые я извлекла. И, если честно, когда перечитывала книгу, то сказала редактору, что хочу убрать некоторые отрывки, они меня расстраивают, мне больно об этом вспоминать. Но он ответил, что их обязательно нужно оставить, это то, на что многие женщины смогут опереться. 

Вы даже представить себе не можете, какое количество комментариев я получила, в которых женщины пишут: «Звучит как моя история!» Когда я сказала детям, что пишу книгу о своей жизни, о тех уроках, которые я извлекли, все трое — Илон, Кимбал и Тоска — сказали, что мне нужно говорить о своей борьбе. Выглядеть прекрасно в Инстаграме и Твиттере, но рассказывать о важном — о преодолении трудностей. 

Когда мы опубликовали отрывок из вашей книги в Forbes Russia, получили много комментариев. И была пара часто повторяющихся вопросов. Дело в том, что на русском подзаголовок вашей книги «Женщина, у которой есть план» звучит так: «Правила счастливой жизни». А счастливы ли вы, чтобы давать советы?

Да. Дело в том, что я хочу, чтобы женщины прочли это — и стали счастливыми быстрее меня. Я слишком долго оставалась в тяжелых ситуациях, думая, что могу изменить людей. Это ошибка. Если вы попробовали и видите, что не можете изменить человека, выйдите из этих отношений скорее и станьте счастливее раньше меня.

Второй популярный вопрос из комментариев касается юности Илона. Одни считают вас матерью, воспитавшей гения, а другие говорят: «Нет, он же так долго жил со своим отцом». Из вашей книги складывается ощущение, что Илон жил с вами до 17 лет

Нет, я полностью воспитывала его до десятилетнего возраста, а потом моя бывшая свекровь заставила Илона чувствовать себя виноватым за то, что я воспитываю троих детей, а его отец — никого. Илон стал жить с ним, но он очень редко проводил с отцом время, потому что все время читал. Но, понимаете, отец мог обеспечить его компьютером, я же могла дать только сэндвичи с арахисовой пастой, компьютер я не могла себе позволить. Илон был погружен в программирование. Потом и Кимбал стал с ними жить, но у меня дети были каждые выходные. Я переживала, что им было бы лучше в моем счастливом доме, но они отвечали, что отца почти не бывает дома, так что все было в порядке. 

Мэй, вы диетолог, ваша специализация по сути — здоровый образ жизни. Есть поговорка, сапожник без сапог. Как у вас с этим? Ваши дети много работают. СМИ писали, что Илон работает 120 часов в неделю, это очень много. Вас это не беспокоит? Прислушиваются ли ваши дети к вашим советам о питании и образе жизни?

Они видели, что я все время работала, особенно когда они были подростками  Когда мы жили в ЮАР, я работала из дома, может, это так не чувствовалось. Но потом я переехала в Торонто, и у меня не было кабинета дома. Я уезжала на работу в 7:30 утра и возвращалась в 7:30 вечера, а потом садилась работать с бумагами, с медицинскими отчетами для докторов. Мы никуда не выходили поужинать или развлечься, работы было очень много. Да, Илон идет на риск, он очень мало спит. 

«В заголовках я все чаще появляюсь, потому что я Мэй Маск, а не мать Илона Маска»

И вы с этим просто соглашаетесь?

Конечно. Я позволяю им делать все, что они хотят. Они самостоятельные взрослые люди. Мы все много работаем. В данный момент Тоска работает по 14 часов в день, ей нужно закончить фильм (Тоска Маск — режиссер и продюсер. — Forbes Woman), а Кимбал много работает, чтобы начать постепенно открывать свои рестораны (Кимбал Маск — южноамериканский ресторатор, шеф-повар, владелец The Kitchen Restaurant Group. — Forbes Woman). А я даю так много интервью! Потому что моя книга уже выпускается в 20 странах. И за всем надо следить. Кто знал, что у меня будет русский ассистент! Это она сказала: ваша книга должна продаваться в России, она там действительно нужна. И я согласна. И мне очень приятно давать интервью. Но все это требует времени. В том числе подготовиться (Мэй показывает на свой сногсшибательный наряд и безупречный макияж. — Forbes Woman).

То есть делать свою работу хорошо  лучший пример для детей. А как вы себя чувствуете сейчас, когда в восприятии окружающих не столько модель или диетолог, сколько мать Илона Маска?

Я очень горжусь! И Кимбал, и Тоска, мы очень им гордимся! Мы много работаем, многое делаем, но Илон! Он спасает планету, даже хочет побывать на других планетах. Он находится за гранью того, что мы вообще можем представить. Мы гордимся им очень сильно. Но в заголовках я все чаще появляюсь, потому что я Мэй Маск, а не мать Илона Маска.  

Что вы делали во время запуска Crew Dragon? 

Я была там, в главном зале, в центре управления полетами.  Следила за работой всех инженеров затаив дыхание. И когда стало ясно,  что все прошло успешно, Илон спустился, потому что стоял прямо у мониторов,  мы его крепко-крепко обняли и потом сфотографировались вчетвером. 

Да, незабываемый момент.

Незабываемый!

Как вы расцениваете успех ваших детей? Как свой собственный? Или вы разграничиваете свой и их успех? 

О, нет! Я думаю, любая мать, чей ребенок добился успеха в любой сфере жизни, чувствует свою причастность и радуется победам. Я очень рада успеху моих детей. Мне очень комфортно в этом качестве. И, конечно, я хочу их поддерживать, хожу на ланчи и презентации, например. Будь то «Тесла», или кинопремия, или, знаете Big Green? Благотворительный проект Кимбала по созданию овощных и фруктовых садов в школах. Я хожу на открытия и другие мероприятия, я поддерживаю его в СМИ. Когда открываются рестораны, хожу на их открытия. Я старалась бывать на всех мероприятиях своих детей, но к своим семидесяти я сама стала настолько популярна и востребованна, что уже не везде  успеваю.

Даже моя 11-летняя дочь видела вас в TikTok. Когда я читала вашу книгу, она сказала: «Это Мэй Маск, знаю ее!»

О, это все Анна виновата, мой ассистент. Из-за изоляции мы сходили с ума, и она заставила меня делать эти глупые вещи. Я повеселились, было свободное время. Сейчас же совсем нет свободного времени, ведь моя книга везде выходит.

«Нужно просто позволить детям идти их собственной дорогой и поддерживать в том, чем они решили заниматься»

Мэй, что вы сказали сыну, когда он ушел из Стэнфорда?

Я согласилась с ним. Нечего там делать.

То есть вы это поддержали?

Да, конечно, я приехала из Торонто в Пало-Альто помочь ему и Кимбалу с их бизнесом (Zip2 Corporation. — Forbes Woman). Я взяла на себя их расходы, потому что им тогда не хватало денег на некоторые необходимые вещи, на еду, на одежду, на офисную технику, взяла на себя их расходы на печать. Это были тяжелые времена, они оба так много работали. Но их идеи могли принести пользу, у них всегда были отличные идеи. Их первая компания занималась онлайн-картами: строила маршруты от точки до точки. А еще они делали сайты для крупнейших газет. Все это было в новинку, и я считала, что их задумки могут сделать жизнь лучше, поэтому я и поддерживала их. Я в них верила. 

Мэй, любая мать хочет родить и воспитать гения. Вы одна из немногих,  у кого получилось. Есть у вас личный совет, как разглядеть и раздуть в ребенке искру

Что ж, я дала много советов в книге, как вы знаете. Как я их кормила, как разрешала делать все самостоятельно, идти своим собственным путем. Это не просто слова. Например, мы совершенно не хотели, чтобы Тоска снимала фильмы. Мы хотели, чтобы она стала юристом! Но она не была бы счастлива, если бы стала юристом! Она обожает снимать кино. Нужно просто позволить детям идти их собственной дорогой и поддерживать в том, чем они решили заниматься.

Но вам повезло, ваши дети, все трое, уже к 12 годам имели хобби, которое потом превратилось в профессию. Вы видели, что им нравится. Но чаще бывает, что ребенок ничем конкретным не увлекается, что тогда делать?

Я не знаю, всегда есть что-то. Обычно есть какой-то интерес. Например, мой парикмахер, с которым у меня приятельские отношения, рассказал, что его родители против того, чтобы он стал парикмахером. Сейчас он топовый стилист, все счастливы, но он прошел через трудный период. Если ваш ребенок хочет делать прически или макияж, заниматься дизайном, подбодрите его вместо того, чтобы говорить: «Нет, ты будешь врачом!». Я всегда старалась быть на стороне детей.

Что по поводу вашей семьи в целом? Сохраняете ли вы связь друг с другом?

Да, мы все время на связи. Часто общаемся, иногда делимся историями о прошлом. Вот вчера общались с моей сестрой-близняшкой по FaceTime. Мне прислали программу выпускников нашей школы, выпуск 1965 года. И мы прошлись по всем именам, и вспомнили около 80% — это удивительно! 

В книге вы много пишете о возрасте и рассказываете историю своей матери, которая не делала скидок на годы и в 94 начала рисовать на планшете, потому что держать кисть не могла, руки дрожали.

Моя мама никогда не боялась старения, никто никогда не обращался с ней так, как будто она уже стара и ее мнение неважно. Мама была просто уверенной и счастливой женщиной. Она просто обожала, если к ней часто приходили дети и внуки. 

«Желчные критики не должны быть вашими друзьями»

Думаю, вы такая же.

Да! Я наслаждаюсь своим возрастом и вижу преимущество. Всем нравится, когда женщина в свои 70 чувствует себя хорошо и выглядит стильно. Когда ты здоровая, сильная, уверенная, работающая, энергичная и позитивная. Даже девочки и мальчики подросткового возраста могут сказать: «Мы так счастливы, что не нужно бояться становиться старше». 

Энергичная, это точно! Мэй, я смотрю на вас, и мне хочется спросить,  что вы едите на завтрак, что дает энергию на весь день?

Сегодня утром я приготовила себе овсяную кашу, добавила туда изюм и орехи пекан и молока.  Очень полезный завтрак. Ну и, конечно, кофе. 

По поводу стиля. Молодые женщины стараются следовать трендам. Но очень немногие могут хорошо сочетать то, что модно, и то, что идет. Как вы этому учились?  

Не знаю. Понимаете, я росла как ученый, модельная карьера недолго занимала меня. Становясь старше, я больше думала об ученых степенях, скорее фокусировалась на этом. Соответственно, никогда не задумывалась о том, чтобы быть модной. Я бы посоветовала людям просто делать то, что делает их счастливыми, и не обращать внимания, если другие критикуют. Сейчас это особенно актуально в  связи с соцсетями — вы выкладываете селфи, а люди могут написать противные вещи. К счастью, из уважения к моему возрасту, мне не пишут противные вещи. Стыдно же проявлять жестокость по отношению к бабушке. Старайтесь найти собственный стиль и быть счастливыми. А желчные критики не должны быть вашими друзьями. 

Да, я запомнила ваш совет  «банить» в жизни, прекращать общение с такими людьми.

Пусть уходят. Я хочу общаться с теми, с кем мне хорошо. В психологически здоровых отношениях вы ощущаете себя и физически здоровыми.

И последний вопрос, как вы сами называете своего самого младшего внука? (Илон Макс и певица Граймс назвали сына X Æ A-12. — Forbes Woman)

Экс.

 

Источник:https://www.forbes.ru/forbes-woman/402895-spasaet-planetu-eksklyuzivnoe-intervyu-materi-ilona-maska-o-detstve-milliardera

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.