БРОД

Экономисты предсказывают миграцию населения России на юг

Для государств, расположенных в нескольких климатических поясах, одним из важнейших демографических процессов ХХ – начала XXI веков было постепенное смещение населения в зоны более благоприятного климата. Коронавирусный карантин и широкое распространение удаленных форм работы могут ускорить этот процесс в России, считает экономист Иван Розинский.

Мой товарищ, работающий в крупном банке в Москве, рассказал о полученном от его сотрудника сообщении: «В связи с семейными обстоятельствами в период карантина должен находиться в Самаре. Работать в удаленном режиме продолжаю, все задания обязуюсь выполнять в срок». По его словам, никаких замечаний к сотруднику нет, работает весьма эффективно, принимает участие в видеоконференциях. Этот разговор показался мне важным не в связи с темой удаленной работы, но именно из-за географического аспекта: вынужденная карантином трансформация технологических процессов может стать фактором, который усилит уже обозначившийся в нашей стране демографический тренд — сдвиг населения в климатически более благоприятные районы.

Для государств, расположенных в нескольких климатических поясах, одним из важнейших демографических процессов ХХ — начала XXI веков было постепенное смещение населения в зоны более благоприятного климата, способствовавшее ускоренному развитию этих территорий. Хорошо известно, что в США во второй половине ХХ века произошел относительный сдвиг населения из более холодных северных штатов («снежного пояса») в южные («солнечный пояс»): в период с 1980 по 2005 годы совокупное население Калифорнии, Техаса и Флориды выросло на 61% с 47,6 до 76,8 млн человек, тогда как совокупное население  Нью-Йорка, Пенсильвании, Огайо и Иллинойса — всего на 8% с 51,6 до 55,9 млн. В Финляндии имеет место постепенный сдвиг населения с севера на юг, в зону Хельсинки — Турку — Тампере. В Шотландии доля в общем населении воспетых Бернсом Highlands (гористых северных районов) падает, тогда как доля южных (Lowlands) растет. В Канаде примерно 85% населения проживает в сравнительно теплой 300-километровой зоне вдоль границы с США, а доля относительно холодных Ньюфаундленда и приморских атлантических провинций уменьшается.  

Данный тренд имеет понятное экономическое объяснение. Хороший климат относится к «нормальным» благам, спрос на которые растет по мере роста дохода, а кроме того, люди более старшего возраста обычно имеют более высокий спрос на хороший климат в силу большей значимости для них условий поддержания здоровья. Из этого следует, что в обществе, где растут доходы и увеличивается средняя продолжительность жизни, спрос на благоприятный климат будет расти.

Представляется, что отмеченные тенденции неизбежно будут развиваться в России, пусть и с определенным лагом, вызванным гипертрофированной ролью двух российских столиц и отставанием нашей страны от стран Западной Европы и Северной Америки по уровню подушевых доходов. Однако проявление этих тенденций можно увидеть в российской демографической статистике уже сегодня.

В нашей стране есть всего 9 регионов, в которых за 10 лет (2010-2019 годы) наблюдался значимый и устойчивый миграционный прирост. В качестве критерия значимости выбрано превышение ежегодным сальдо миграции величины 5000 человек; в качестве критерия устойчивости — тот факт, что такое превышение имело место в каждом году анализируемого периода. Учитывая, что в течение этих 10 лет социально-экономическая ситуация в стране была очень разной (2010-2012 годы — время восстановительного подъема после кризиса 2008-2009 годов, 2013-2014 — период фактической стагнации, 2015-2016 г— время спада, 2017-2019 — время медленного выхода на положительные темпы роста ВВП), выбор данного критерия представляется обоснованным. К числу этих 9 регионов относятся: Москва и Петербург с их областями, Краснодарский край, Воронежская, Калининградская, Новосибирская и Тюменская (южная часть) области. Немного смягчив критерий устойчивости, к данному списку можно добавить Белгородскую область, в которой значимый миграционный приток наблюдался в течение 8 лет из 10 анализируемых.

Таким образом, в современной России сложились, помимо двух столичных регионов, еще три географические зоны миграционного притяжения: южно-сибирская (Новосибирская и юг Тюменской областей), западная (Калининградская область) и наиболее крупная — юго-западная (Краснодарский край, Воронежская и Белгородская области).

Сибирь не сливается с европейской Россией в единый «миграционный рынок»: мигрантов Тюмень и особенно Новосибирск в основном привлекают из остальных регионов Сибири. Что же касается европейской части России, то здесь, как свидетельствует статистика, единственной альтернативой миграционной привлекательности двух столичных регионов является «притяжение солнца» — стремление людей жить в более теплом климате.

Белгород и Краснодар выделились как центры миграционного притяжения еще в 1990-е годы. Воронеж присоединился к этой группе несколько позднее. Для обозначения этих регионов, климат которых значительно теплее и мягче, чем в среднем в европейской части России, не говоря уже о Сибири, в дальнейшем используется термин «Теплороссия».

Климат в Теплороссии далек от идеального, но по российским меркам он хороший. Здесь находится самый теплый город России — Сочи (среднегодовая температура +14,2оС). В Краснодаре среднегодовая температура +12,1оС (в последние годы +13,3оС), в Воронеже +7оС, в Белгороде +7,8оС. Средний россиянин живет в заметно менее теплом климате: в Москве и Петербурге среднегодовая температура составляет +5,7оС, в Нижнем Новгороде +4,8оС, в Казани +4,6оС, в Екатеринбурге и Челябинске около +3оС, а в крупных сибирских городах  +1+2оС.  Число дней в году с неотрицательной среднесуточной температурой составляет в Москве 238 дней, в Петербурге — 234, в Воронеже — 249, в Белгороде — 263, а в Краснодаре — 335. Таким образом, фактическая длительность зимы, которая в Москве составляет 4 месяца с небольшим, в Воронеже меньше на две недели, в Белгороде на месяц и в Краснодаре более чем на 3 месяца, чем в столице.

В климатическом отношении «филиалом» Теплороссии является Калининградская область, среднегодовая температура административного центра которой составляет +7,9оС (в XXI веке +8,4оС). Число дней в году с неотрицательной температурой составляет 300, то есть калининградская зима короче московской более чем вдвое.

Обозначенный демографический тренд может усилиться в результате вызванных карантином организационно-технологических изменений. Конечно, не стоит утрировать: речь не о том, что все перейдут на удаленный режим и уедут жить в теплые края. Мало кто верит в быстрый и всеобщий переход к такому формату работы после завершения карантина, поскольку цифры опросов говорят скорее о негативном отношении к «удаленке» большинства и работников, и работодателей. Согласно опросу, проведенному аналитическим центром НАФИ (1,500 опрошенных предприятий, период опроса с 15 по 22 апреля), 20% работодателей готовы и после карантина сохранить формат удаленной работы для части сотрудников, и только 7% — для всех. По данным опроса Ipsos, проведенного 6-8 апреля и охватившего 1000 жителей городов-миллионников, удаленная работа устраивает 22% россиян. Отметим, что опрос Ipsos проводился в начале карантина и, вероятно, более поздний опрос зафиксировал бы нарастание усталости от самоизоляции и дал бы меньшие цифры довольных удаленной работой. Тем не менее, можно предположить, что от 10% до 20% работников более-менее устраивает удаленная работа, и примерно такая же доля работодателей подумывает о ее сохранении в том или ином виде после карантина. Эти две группы вполне могут найти друг друга.

Опыт апреля-мая 2020 года наглядно показал, что работа из дома вызывает потребность в более просторном жилье, — ведь квартира (или дом) оказывается и собственно жильем, и офисом. В Москве и Петербурге просторное жилье очень дорого и едва ли по карману подавляющему большинству потенциальных удаленных работников. Напротив, в Теплороссии цены на жилье заметно ниже; особенностью макрорегиона является также сравнительно более высокая доля живущих в индивидуальных домах.

Перспективы Теплороссии не обязательно связаны только с удаленной работой фрилансеров. В Воронеже, например, уже несколько лет работают операционные подразделения (бэк-офисы) таких организаций, как Дом.рф, ВТБ, Siemens. Функционал этих и подобных им подразделений вполне может начать расширяться, постепенно включая выполнение не только технических операций: опыт работы в условиях карантина показал, что это вполне реально.

Теплороссии для ускоренного развития не хватало разнообразия вариантов занятости — не только традиционной для южных аграрных регионов, но и современной, постиндустриальной. Теперь набор этих вариантов увеличился, что скорее всего вызовет еще большее усиление миграционной привлекательности.

Подчеркнем еще раз, что отмеченный демографический тренд сложился до и вне всякой связи с карантином; последствия карантина лишь делают его более заметным. При этом эту тенденцию имеет смысл учитывать при стратегическом планировании и на корпоративном, и на общенациональном уровне. Стратегия развития страны, планирующей существенно увеличить доход на душу населения и среднюю продолжительность жизни, должна включать климатическую составляющую, т.е. принимать во внимание усиливающееся стремление людей жить в местах с благоприятным климатом. Регионы, куда люди переезжают, где они хотят жить и растить детей, в условиях рыночной экономики не могут не развиваться быстрее остальных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.