БРОД

Причины примирения Павла Дурова и российской власти

Что стоит за примирением Павла Дурова с российской властью и повторит ли Telegram судьбу «ВКонтакте», в колонке для Forbes рассказывает управляющий партнер Mindrock Capital Павел Черкашин.

Проект Павла Дурова F 30, обещавший стать финансовой и расчетной системой для миллиарда фрилансеров по всему миру, закрылся по требованию американского регулятора SEC, спалив более $400 млн инвесторских денег и выпустив в свободное плавание блокчейн-платформу TON.

Недавно я предположил, что причиной неудач Дурова на американской земле стали происки основателя Facebook Марка Цукерберга, чей аналогичный проект Libra был разгромлен на слушаниях в Сенате в июле 2019 года.

Обиженный Цукерберг по итогам собственного провала «настучал» на Дурова: мол, если вы не разрешаете мне выпустить свою валюту, то уж точно не разрешайте это сомнительному русскому парню. Дурову пришлось закрыть проект, вернув оставшиеся средства инвесторам.

«Сгущающиеся тучи»

В стороне от инвесторско-политической драмы один вопрос не дает покоя: если SEC запретил эмиссию криптовалюты Gram, но не саму платформу TON, то почему Дуров бросил весь проект? Ведь поддержка Telegram обходится очень дорого, а монетизации в самом мессенджере никакой нет. Откуда появятся $200-300 млн в год на дальнейшую поддержку проекта?

В январе 2020-го команда Telegram опубликовала заявление на своем сайте, в котором говорилось, что «у Telegram не будет никакого контроля над TON», а «Gram не поможет вам стать богатыми».

В мае действительно оказалось, что Gram сделал инвесторов беднее на $405 млн, а Telegram окончательно выпустила TON на свободу, возможно, с надеждой, что платформа возмужает и окрепнет, пока Дуров будет решать более насущные вопросы спасения Telegram.

В постановлении суда говорится, что Дуров использовал полученные от инвесторов средства, чтобы покрыть «намного больше 90%» расходов Telegram. Бюджет Telegram, как ожидалось, должен был составить $180 млн в 2019-м и $220 млн в 2020 году, и покрывать эти расходы планировалось из средств Дурова (за «ВКонтакте» он получил, по данным «Ведомостей», $360-480 млн — насколько их хватило бы, посчитать несложно) и выручки от продажи Gram.

Рискну предположить, что Дурову сделали предложение, от которого глупо было бы отказываться, учитывая сгущающиеся тучи. В этом случае повторяется сценарий продажи «ВКонтакте». В 2014 году Forbes написал, что «Дуров объяснил продажу доли во «ВКонтакте» конфликтом с ФСБ». В 2021 году СМИ напишут: «Дуров объяснил продажу Telegram конфликтом с американским SEC».

«Благословение Кремля»

Осталось только примирить государство, на территории которого будет проходить сделка, и бунтаря Дурова. Для этого первым делом Дуров раскритиковал ведение бизнеса в США: новость облетела все СМИ — и этого было достаточно. Тут же на сцене возник главный рупор поддержки Telegram в Госдуме — депутат Дмитрий Ионин, тот самый, который спросил Билла Гейтса в Instagram про изобретение коронавируса и массовое чипирование населения. Такая фигура — идеальный публичный посредник для проталкивания важных инициатив, когда ни одна из сторон не может выступить прямо и тем самым потерять лицо.

Бизнес в стороне, Кремль официально ни при чем, да и Дуров тоже — все как-то само сложилось. Просто Роскомнадзор взял и быстро все согласовал с Генеральной прокуратурой. За ночь из опасного хакера-бунтаря Павел превратился в заблудшего «своего парня» и перспективного предпринимателя.

Картинка для российской власти сложилась дивная и как нельзя кстати: кто еще мог противостоять США и приютить обратно под крыло одного из самых видных предпринимателей нашего времени? Не беглого борца за правду Эдварда Сноудена, не кто знает зачем нуждающихся в российском гражданстве Жерара Депардье и Наталью Орейро, а предпринимателя, символа целого поколения, которого отвергла родина стартапов — США. В новостной повестке у нас поддержка ИТ-отрасли, а тут вот как все складывается — не только словом, но и делом. Свобода, инновации, борьба с терроризмом.

«Борьба с терроризмом» стала официальным саундтреком возвращения блудного сына. В лучших традициях произведений Джорджа Оруэлла и Сергея Собянина Дуров сформулировал свою позицию: «При полном сохранении тайны переписки в рамках политики конфиденциальности Telegram были разработаны механизмы, которые позволяют предотвращать террористические акты по всему миру».

На русский язык с бюрократического это можно перевести так: «Мы не подглядываем в ваши личные сообщения, но знаем, что в них». Трактовать понятия «терроризм» и «экстремизм» в России уже научились очень креативно.

И тут же Дуров выдал в своем Telegram-канале: «Думаю, что разблокировка станет хорошим сигналом для IT-предпринимателей и инвесторов. Подобные действия российских властей в этом и других направлениях внушают оптимизм. Надеюсь, что положительный тренд будет сохранен, и Россия сможет реализовать свой потенциал в цифровой сфере». Интересно, какие предприниматели и инвесторы должны были получить сигнал?

За выслугу лет и «готовность противодействовать терроризму и экстремизму» Дуров получил благословение Кремля. Вполне вероятно, уже совсем скоро мы узнаем, какую цену за это заплатят пользователи.

Разработчики в свободном плавании

Пока Дуров налаживает взаимодействие с властями, на развалинах проекта TON выросло несколько инициатив, обещающих не дать умереть благородному делу как минимум в краткосрочной перспективе. Самой заметной из них является Free TON — независимое сообщество, включающее уже больше 6000 энтузиастов и разработчиков. Ядро проекта разработала компания TON Labs, на сайте которой говорится, что она «фокусируется на разработке основной инфраструктуры и экосистемы с открытым кодом для TON (TON теперь расшифровывается как «The Open Network», без упоминания Telegram).

По данным суда, TON Labs не является аффилированной с Telegram или TON структурой, хотя и официально занималась тестированием создаваемого блокчейна. Митя Горошевский, технический директор TON Labs, выпустил несколько заявлений о том, что его компания будет продолжать начатое дело: разовьет и распространит TON по всему миру, а также даст пользователям возможность запускать свои приложения на базе вновь созданной распределенной операционной системы (OS TON).

Без доступа к аудитории мессенджера новому блокчейн-проекту будет сложно воевать за внимание клиентов. Интрига заключается в том, что если Telegram вдруг объявит о партнерстве с Free TON, пусть даже на совершенно рыночных и прозрачных условиях, то для недовольных инвесторов и их юристов это будет как команда «Взять!». Можно будет в суде доказать аффилированность Free TON и Telegram и через это — увод инвестиционных средств. Другое дело, если у Telegram поменяются владельцы или появятся влиятельные покровители.

Без поддержки регуляторов независимым версиям TON тоже будет сложно в свободном плавании. Технология по большей части готова к внедрению, но использовать ее по назначению — в качестве системы финансовых сервисов для фрилансеров — будет очень сложно, пока финансовые и политические власти по всему миру думают только о том, как же покрепче завинтить гайки. Проекту нужна «юридическая родина» за пределами России или США. У Карибских офшорных зон может появиться новый шанс.

Ответный ход Цукерберга

Расклад сил на текущий момент получается такой:

  • Telegram, несмотря на бурный рост аудитории, остался без собственной валюты и, соответственно, источников к существованию, а вдобавок и с перспективой судебных исков;
  • команда TON Labs предлагает интересную альтернативу, выросшую на пепелище, но без поддержки регуляторов и явной возможности связать проект с аудиторией Telegram, а значит, совершить революционный скачок в применении технологии;
  • проект Libra от Цукерберга поменял концепцию (как мы теперь знаем, продавать токены инвесторам заранее нельзя), чтобы быть более дружелюбным к требованиям регуляторов, и рассчитывает на активный рост.

Для тех, кто верил в проект Дурова, включая меня, перспективы закончились совсем. Под уютным крылышком российской власти еще не расцветала ни одна инновация или инвестиция, особенно такая, где не предполагается централизованный контроль.

Скорее всего, активность вокруг Telegram в последнее время — подготовка к продаже в том или ином виде. Личность покупателя и условия в данном случае не имеют особого значения, сделка будет согласована в Кремле. Учитывая, что Дуров обещал не продавать Telegram ни за какие деньги, продажу придется структурировать как стратегическое партнерство или раунд финансирования. После этого можно будет начать снова собирать активы вокруг платформы Telegram, может и для блокчейна вновь найдется место.

Независимые команды, такие как Free TON, получили серьезную фору за счет потерянных на разработке TON инвестиций. Хочется верить, что даже без большой аудитории или государственной поддержки они смогут выйти на международный уровень и найти партнеров среди других мессенджеров или социальных платформ.

Зато Цукерберг, нервно наблюдавший за Дуровым из зрительного зала, вдруг оказался на сцене и, как фокусник, разом достал из шляпы всех кроликов: ресурсы, какое-никакое согласие регулятора, отсутствие серьезных конкурентов и огромную лояльную аудиторию. Альянс Дурова с Кремлем добавляет Цукербергу еще больше очков на американском рынке.

Через несколько лет фрилансеры, в том числе российские, будут тайно получать оплату в свободно конвертируемых «либрах». Роскомнадзор и ФСБ будут новую валюту активно блокировать. А Дуров придумает новую гениальную авантюру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.