Пятница, 14 августа, 2020
ГЛАВНАЯ > Новости > Что известно о коронавирусе на сегодняшний день

Что известно о коронавирусе на сегодняшний день

Самая актуальная информация о главной инфекции 2020 года по состоянию на июль.

С появления нового коронавируса COVID-19 на радарах ученых прошло уже более полугода. С тех пор им удалось провести немало исследований, в которых изучались эффективность разных лекарств, способы передачи вируса, вероятность осложнений и другие важные вопросы. Стоит все-таки носить маски и перчатки или это не имеет смысла? Формируется ли хоть какой-то иммунитет от COVID-19? Проходит ли бессимптомное заражение вирусом без последствий? Самые актуальные ответы на эти и другие вопросы — в нашем Q&A.

Как можно заразиться коронавирусом?

В начале эпидемии врачи и ученые считали, что основной и практически единственный способ передачи вируса — капельный: это значит, что шансы заразиться имеют в основном те, кто находится рядом с чихающими или кашляющими носителями. Именно поэтому правительства многих стран ввели социальную дистанцию в 1,5-2 м, которую нужно соблюдать в общественных местах, — на такое расстояние могут разлететься капли с частицами вируса после того, как человек чихнул, кашлянул или просто сказал что-то вслух.

 

Позднее выяснилось, что коронавирус передается и воздушным путем — брызги, содержащие вирус, могут сохраняться в воздухе до трех часов. Это значит, что если в лифте или трамвае за час до вас проехался человек, зараженный COVID-19, вы тоже можете заболеть, подышав с ним «одним воздухом». Чтобы избежать распространения вируса, имеет смысл избегать замкнутых пространств, чаще проветривать помещения и проводить их санитарную обработку (особенно это касается открывшихся после локдауна кафе, салонов красоты и спортзалов). При этом Роспотребнадзор заверил россиян, что через вентиляцию в городских многоквартирных домах коронавирус не передается.

А вот через поверхности COVID-19 все же распространяется. На картоне вирус может жить сутки, на стальных предметах — двое, на пластиковых изделиях и стекле — до трех суток. Так что протирать антисептиком купленные в упаковке продукты и свой смартфон, пользоваться перчатками в магазине и мыть руки после прикосновения к поверхностям — хорошая идея для профилактики заражения.

Что насчет масок? Обычные маски помогают уменьшить риск заражения посредством капель, причем их стоит носить как больным, так и здоровым, особенно в скоплении людей. А вот от заражения воздушным путем спасут только медицинские респираторы со степенью защиты N95 и выше.

Как распознать COVID-19 и каких симптомов следует ожидать?

У людей любого возраста в любом состоянии здоровья коронавирусная инфекция может протекать как угодно — от «простуды» со слабыми неспецифическими симптомами до угрожающего жизни состояния и летального исхода. Также болезнь может протекать бессимптомно.

Симптомы — в случае их наличия — появляются через 2-14 дней после контакта с вирусом. Они включают лихорадку, озноб, одышку, слабость, головные боли, боли в мышцах и суставах, потерю обоняния и вкуса, боль в горле. Более редкие проявления COVID-19 — заложенность в носу и насморк, диарея, тошнота и рвота. А вот чихание практически никогда не встречается при коронавирусе.

Особое внимание на симптомы необычной «простуды» стоит обращать людям пожилым, с хроническими заболеваниями легких и диабетом, в особенности мужчинам: по статистике, именно эти группы населения чаще страдают от тяжелой формы COVID-19 и умирают от последствий вируса.

Следует обратиться в скорую помощь, если у вас:

  • трудности с дыханием;

  • постоянная боль или ощущение давления в грудной клетке;

  • сильное головокружение и потеря ориентации в пространстве;

  • серьезная слабость, так что вы не можете долго пребывать в сознании;

  • синеют губы и/или лицо.

Точное количество бессимптомных случаев предстоит выяснить, когда будет сделано достаточно тестов на коронавирус и антитела к нему в разных странах. Пока оценки ученых по поводу числа тех, кто перенес инфекцию и даже не заметил этого, серьезно варьируются — от 25% до 80%. Наиболее часто встречающаяся оценка говорит о том, что количество бессимптомных кейсов — около половины от всех случаев.

Какой тест на коронавирус стоит сдать? Насколько тесты точны?

Есть два основных теста.

Первый — это ПЦР-диагностика. У человека берут мазок со слизистой, чтобы определить, есть ли там ДНК вируса.

Второй — тест на антитела. Для этого анализа берется кровь из вены. В лаборатории ее проверяют на наличие двух типов антител к коронавирусу — IgM и IgG. Антитела класса IgM говорят о том, что вы болеете COVID-19 сейчас или перенесли инфекцию совсем недавно. Они появляются в крови раньше, чем IgG. Наличие IgG говорит о том, что вы пошли на поправку (если они определяются параллельно с IgM) или уже перенесли инфекцию.

Точность тестов на антитела в среднем выше — их чувствительность достигает 99%. Но в самом начале болезни они не покажут ничего. Антитела класса IgM появляются через несколько дней после заражения, IgG — в течение двух недель. Стоит сдать такой анализ, чтобы понять, переболели ли вы коронавирусной инфекцией в прошлом и есть ли у вас иммунитет. Правда, наличие антител IgG не гарантирует долгой и стопроцентной защиты от повторного заражения — медикам и исследователям пока неизвестно, насколько силен иммунитет от COVID-19 и как быстро он исчезает.

18 июня в журнале Nature опубликовали настораживающее исследование: оно поставило под сомнение надежды на «коллективный иммунитет», который поможет прекратить пандемию, и «иммунные паспорта», открывающие переболевшим свободу передвижения по миру. В нем китайские ученые анализировали кровь бессимптомных носителей вируса на антитела. Выяснилось, что у них было гораздо меньше антител по сравнению с теми, кто «полноценно» болел COVID-19. Более того, через восемь недель после заражения у 40% бессимптомных заболевших не нашли IgG вовсе. Среди тех, кто перенес инфекцию со всеми симптомами, антитела через два месяца исчезали только у 13%. При этом люди с симптомами распространяли вирус в среднем 14 дней, бессимптомные носители — 19 дней.

 

Но пугаться рано. В китайском исследовании было всего 37 испытуемых. Требуется больше масштабных научных работ, чтобы лучше понять, как работает иммунитет против коронавируса и может ли эпидемия остановиться после того, как переболеет достаточное количество людей. 

На днях вышла еще одна работа, где было показано: у многих из тех, кто перенес COVID-19 без симптомов, антитела не вырабатывались в принципе, потому что с вирусом справился клеточный иммунитет — это «первый рубеж» иммунной системы, который включается еще до того, как начинают появляться антитела.

Это может свидетельствовать о нескольких вещах. Во-первых, вирус, скорее всего, перенесло больше людей, чем выявлено ПЦР-тестами и даже тестами на антитела — а это приближает коллективный иммунитет. Во-вторых, благодаря клеточному иммунитету распространение инфекции может замедлиться: люди, которые «побороли» вирус до начала выработки антител, вероятно, менее заразны, так как в их организме коронавирус не успевает достаточно сильно размножиться. Наконец, новые данные могут повлиять на разработку вакцины: возможно, вакцина, заставляющая активироваться клеточную ветвь иммунитета, будет наиболее эффективной — и это сможет решить проблему быстрого исчезновения антител.

Какой процент населения Москвы перенес инфекцию?

В главном очаге коронавируса в России, в Москве, по данным популяционного тестирования, антитела выявлены у 20% людей. Теоретически это должно означать, что каждый пятый москвич уже перенес инфекцию.

На деле панель участников исследования может быть искажена: в бесплатном тестировании на добровольной основе в поликлиниках, как правило, участвуют люди, подозревающие, что перенесли болезнь или болеют в данный момент, а не те, кто строго соблюдал карантин и не хочет подвергать себя риску заражения в медицинском учреждении.

Демограф Алексей Ракша — бывший советник Росстата, которого 2 июля уволили предположительно из-за критики официальной статистики, — согласен с тем, что выборка популяционного тестирования оказалась смещенной, а процент перенесших коронавирус москвичей на деле меньше. «Предполагаю, что на самом деле антитела есть где-то у 10% жителей Москвы. То есть с коронавирусом встретилось порядка 1,2 млн москвичей», — оценивает эксперт.

Официальное число заболевших в Москве на 5 июля — 224 860 человек. Если экстраполировать оценку Ракши на эти данные, выходит, что выявлено может быть менее 20% всех реальных случаев заражения COVID-19 в Москве. Более 80% в таком случае могут относиться к бессимптомным кейсам или случаям со слабовыраженными симптомами, не требующим обращения за медицинской помощью.

Умерло от коронавируса в Москве 3953 человека. При оценке всей массы заболевших в 1,2 млн это означает смертность 0,33% — в 3,3 раза выше, чем у сезонного гриппа. Но не все случаи смертей от коронавируса могли попасть в статистику — есть данные, что при наличии хронического заболевания и COVID-19 смерть пациента часто списывают на первое. Также в последние месяцы в отдельных регионах были случаи многочисленных летальных исходов, вызванных пневмонией. Ракша ранее предлагал умножать статистику по смертности в Москве на 2,5 — а это уже летальность 0,8%, что в восемь раз выше, чем у гриппа.

Тем не менее еще месяц назад, в конце мая, антитела находили у 12% москвичей — за месяц показателя вырос почти в два раза. Можно предположить, что коллективный иммунитет набирается достаточно быстро.

А что насчет России в целом?

Всего на 5 июля выявлен 681 251 случай заболеваний. Если экстраполировать оценку Алексеем Ракшей результатов московского тестирования на антитела, реальных кейсов примерно в пять раз больше — порядка 3,4 млн. В таком случае в стране переболело менее 3% населения — до коллективного иммунитета еще далеко.

Смертей, по официальной статистике, — 10 161, но тот же эксперт предполагал, что эту цифру по стране нужно умножить в три-четыре раза. Это означает порядка 35 000 умерших, или летальность 0,5% — еще выше, чем в Москве.

Есть ли на сегодня эффективные лекарства от коронавируса?

Ученые исследуют около 150 препаратов, которые потенциально могли бы помочь от COVID-19, — в основном это уже существующие лекарства. В начале пандемии перспективными считались лекарства от малярии — в частности, гидроксихлорохин — и препараты от ВИЧ. Сейчас от их исследования в контексте лечения COVID-19 отказались: таблетки для профилактики ВИЧ-инфекции разочаровали неэффективностью, а гидроксихлорохин при коронавирусе, как выяснилось, может приводить к проблемам с сердцем и даже повышать риск летального исхода.

Сейчас одна из главных надежд медиков — дексаметазон. Это недорогой и крайне распространенный препарат, который применяют при аллергиях и аутоиммунных заболеваниях. Одна из главных опасностей коронавируса состоит в том, что он вызывает цитокиновый шторм — чрезмерную реакцию иммунитета. После этого организм начинает уничтожать сам себя, что может приводить к серьезным осложнениям и даже смерти. Есть шанс, что дексаметазон нивелирует этот риск. Первые результаты показывают: он снижает смертность тех, кто находится на аппарате ИВЛ, на треть, а тех, кому из-за коронавируса понадобился кислород, — на 20%.

Зарегистрированных регуляторами препаратов в мире пока немного. Один из самых известных — американский «Ремдесевир», правда, итоги его исследований в разных странах противоречивы. В России Министерство здравоохранения одобрило уже два препарата для борьбы с коронавирусом. Первым был «Авифавир» — разработка РФПИ и «ХимРара» на основе японского «Фавипиравира». Однако эксперты обращали внимание на небольшую выборку при клинических исследованиях. Второе зарегистрированное в России «лекарство от COVID-19» — «Арепливир». Это также аналог «Фавипиравира».  

Какие последствия могут быть у коронавируса?

Если человек был госпитализирован, то с риском 20-30% у него останется постоянное повреждение легких — легочный фиброз. Это состояние необратимо — оно по сути представляет собой «шрамы» на ткани легких. Вследствие фиброза человек может столкнуться с одышкой, другими дыхательными трудностями и слабостью.

 

Даже у бессимптомных пациентов врачи обнаруживают признаки «матового стекла» на компьютерной томографии (КТ) — это изменения в снимках легких, которые свидетельствуют о воспалении. Значит, потенциально даже асимптоматическая инфекция может привести к фиброзу — правда, исследователи считают, что в этом случае изменения в легких как правило временные и обратимые.

Сейчас ученые планируют разрабатывать лекарства, которые могли бы замедлить процесс рубцевания легких после коронавирусной инфекции.

У детей (а иногда и у взрослых) коронавирус может спровоцировать редкий — один на несколько тысяч инфицированных — синдром Кавасаки. Это системное воспалительное заболевание, которое в основном поражает артерии, — это может вызывать тромбозы и приводить к смерти. Симптомы, которые должны насторожить и требуют вмешательства врача: сыпь, покраснение и отек во рту, отеки кистей и ступней и конъюнктивит на фоне других проявлений COVID-19.

Есть также данные, что коронавирус может сказываться на работе почек, печени, сердца и мозга — последнее может приводить к неврологическим и психическим нарушениям. В общем, очевидно, что COVID-19 не просто «тяжелая простуда»: это системное заболевание, все последствия которого ученым только предстоит изучить.

Когда будет вакцина? И станет ли мир «нормальным» после ее появления?

В мире разрабатывают десятки разных вакцин от коронавирусной инфекции. В июне на радарах Всемирной организации здравоохранения было 133 варианта вакцины от COVID-19, по состоянию на 2 июля 18 разработок перешли на этап клинических исследований. Среди них есть несколько вариантов прививки от COVID-19 от ученых из США и Китая, которые начали свои разработки еще в январе. А дальше всех продвинулись в тестировании в Великобритании: исследователи из Оксфордского университета и компании AstraZeneca находятся на третьей — финальной перед выходом на рынок — фазе клинических исследований.

В России изначально было 47 версий вакцин, которые могли бы стать прививкой от инфекции. Но шансы на успех имеют лишь единицы — и на данный момент всерьез работа ведется над двумя вакцинами. Уже в августе в стране планируют начать промышленное производство препаратов. Эксперты считают, что за такой короткий срок нельзя качественно проверить вакцину на эффективность и безопасность — для сравнения, в США обещают прививку в лучшем случае в первой половине 2021 года.

Так или иначе, все страны сильно ускорили процесс разработки вакцин, который обычно занимает 8-10 лет — это тот риск, на который правительства готовы пойти в условиях пандемии. Британскую вакцину от Оксфордского университета и AstraZeneca, например, тоже планируют выпустить уже к сентябрю-октябрю.

В России осенью можно ждать разработки ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор»и НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи. Среди партнеров этих проектов — Biocad, «Р-Фарм», АФК «Система», РФПИ и Сбербанк. Первая группа разработчиков планирует выйти на производство 60 млн доз вакцин в год, вторая — пока скромно обещают до 60 000 доз ежегодно (возможно увеличение увеличение объема выпуска до 400 000 доз в год, если государство поможет с оперативной поставкой нового оборудования). Также Россия может закупить некоторое количество вакцин AstraZeneca.

Совокупных объемов должно хватить на то, чтобы начать массовую вакцинацию. Первые осенние партии прививок, скорее всего, пойдут на вакцинацию людей из групп риска: врачей, населения пожилого возраста, людей с хроническими заболеваниями — а уже в 2021 году вакцину смогут получить и все остальные.

Значит ли это, что осенью пандемия пойдет на спад?

К сожалению, это пока неизвестно. После ослабления ограничений во многих странах вновь регистрируют рост заболеваемости, и вирусологи находятся в ожидании «второй волны». В России, где, по мнению некоторых экспертов, пик так и не был пройден, можно ждать даже нового пика «первой волны».

Но если окажется, что иммунитет к коронавирусу достаточно стойкий, пандемия может закончиться или как минимум пойти на спад уже в этом году — либо благодаря вакцинации, либо за счет преодоления порога коллективного иммунитета. А если нет, есть вероятность, что нас еще ждут будущие вспышки COVID-19. Но даже если придется делать прививку каждый год, управлять эпидемией при наличии эффективной вакцины должно стать намного проще.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.