Почему «умное голосование» Навального провалилось на выборах

Единый день голосования стал успехом для власти. Технология «Умного голосования», предложенная сторонниками Алексея Навального, не проявила себя на этих выборах как политический значимый или успешный проект, считает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

В целом итоги Единого дня голосования оказались благоприятны для власти. На губернаторских выборах везде, включая «проблемные» регионы, победили провластные кандидаты, а в законодательных собраниях большинство сформировали депутаты от «Единой России».

Очевидно, что у Кремля был целый ряд рисков. Риск первый — слабая ротация губернаторов. Весной всем было не до замены губернаторов, поэтому та технология, которая в прошлых и позапрошлых годах была результативна, — создание ощущения перезагрузки, обновления власти через приход нового врио главы — была использована не в полном объеме. Во многих регионах оставили старых губернаторов, подчас не самых популярных, от которых у населения есть усталость.

Второй фактор риска — ситуация с рейтингами. Период затяжного снижения рейтингов, который начался во время пенсионной реформы, по большому счету не закончился. 2020 год не был временем какого-то рейтингового прорыва власти — да, наверное, и не мог быть в условиях пандемии.

Третий фактор риска — голосование 1 июля, которое могло вызвать у части лоялистов ощущение, что долг уже выполнен, дело сделано. Не каждые же два месяца ходить голосовать.

Однако в целом эти риски удалось преодолеть. Успехи власти в подготовке к выборам были связаны с тем, что удалось избежать каких-то серьезных шагов, которые провоцировали бы рост антирейтинга, побуждали бы граждан к моральному выбору, к росту ожиданий вокруг выборов. Достаточно сравнить действие российских властей — и федеральных, и региональных — с действием белорусских властей, чтобы увидеть, что подобного рода шагов, вызывающих негативную мобилизацию, власть не предприняла. Самое заметное в этом ряду событие — отравление Алексея Навального — было все-таки воспринято обществом разноречиво. Мощной мобилизации не было, публичных обвинений в адрес власти не прозвучало.

Сказался и другой фактор: выборы, конечно, потерялись на фоне повестки июля, августа и сентября — голосования по конституции и пандемии, событий Белоруссии и того же отравления Навального. В силу периферийности самих выборов и низкой информированности населения о факте их проведения они не стали важной точкой общественных ожиданий у оппозиционных протестных слоев.

В ходе выборов были интересные яркие примеры избирательных кампаний, будь то выборы в Тамбове, в Ненецком автономном округе, в Верхоянске или ряде других муниципалитетов. Но многие эксперты предпочитают уходить от разговоров о частностях к теме успехов «умного голосования» — на мой взгляд, не самого значимого и не самого успешного проекта в ходе нынешней избирательной кампании.

Мне представляется, что, во-первых, «Умное голосование» может срабатывать при определенных непродуманных шагах, «косяках» власти, порождающих социальные риски, будь то пенсионная реформа, прошлогодние события на выборах в Мосгордуму или неудачная драматургия таких событий, как «рокировка» 2011 года.

Во-вторых, надо понимать, что муниципальные или региональные депутатские места не являются по большому счету школой политики. Депутаты играют второстепенные роли, в российской власти от них часто мало что зависит. Мы видим это на примере московских муниципальных депутатов, которые не нашли себя, не создали собственную историю успеха. Что делать с теми мандатами, которые были получены в ходе «Умного голосования», ради чего их такой ценой добивались, это большой вопрос.

В-третьих, депутаты, избранные с применением муниципального «Умного голосования», порой не чувствуют себя особенно обязанными этой инициативе. Они довольно быстро отвлекаются, часто не представляют собой единую силу, и их история довольно быстро рассасывается. На мой взгляд, технология «Умного голосования» может выстрелить, когда ситуация созрела или власть ослабла. Однако эта технология не очень результативна в регулярном ежегодном формате. На самом деле власть не испытывает особых проблем с представительством протестного движения в региональном депутатском корпусе — хотя и делает вид, что такое представительство для действующей власти неприятно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.