БРОД

Суд удовлетворил апелляцию на приговор Ефремову

Мосгорсуд уменьшил срок лишения свободы до 7,5 года актеру Михаилу Ефремову, ранее получившему восемь лет колонии по делу об аварии на Смоленской площади, в которой погиб человек. Такое решение приняла коллегия судей под руководством судьи Любови Ишмуратовой, передает корреспондент РБК.

Тем самым суд частично удовлетворил апелляции Ефремова и его защитников на приговор.

В начале сентября Пресненский суд Москвы признал заслуженного артиста России виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека и совершенном в состоянии опьянения (п. «а» ч. 4 ст. 264 УК). Вечером 8 июня на Садовом кольце, в районе Смоленской площади, автомобиль Jeep Grand Cherokee, принадлежащий Ефремову, вылетел на встречную полосу и врезался в фургон «Лада Гранта», за рулем которого был 57-летний водитель-курьер интернет-магазина «Деликатеска» Сергей Захаров. Последний получил травмы, несовместимые с жизнью.

Во время медосвидетельствования у Ефремова в крови нашли 1,05 мг/л алкоголя, что соответствовало 2,1 промилле; такой показатель говорил о том, что артист перед аварией выпил примерно бутылку водки или эквивалентное количество алкоголя. Также в его анализах и в салоне автомобиля нашли следы каннабиноидов и кокаина.

Жесткий по меркам общей практики по этому составу УК приговор был вынесен с учетом того, что большую часть судебного процесса Ефремов не соглашался с обвинением. Вслед за своим адвокатом Эльманом Пашаевым (сейчас уже лишенным статуса за скандальные выступления в СМИ) актер отказался от первоначального признания вины и заявил, что его могло не быть на месте водителя на момент ДТП. «Я склоняюсь к тому, что сидел на пассажирском сиденье, более того, я склоняюсь к тому, что меня туда затащили», — заявил Ефремов на одном из заседаний, добавив, что не помнит момента аварии. Но в своем последнем слове актер заявил, что признает вину и раскаивается в содеянном.

«Пашаев появился как снег на голову в тот же день [в день аварии], стал звонить моему директору. У нас есть какие-то общие знакомые, но они настолько дальние, что я знать их не хочу. Он убедил меня отказаться от признания вины, хотя я рассчитывал на особый порядок. А самое ужасное, что он делал — говорил оскорбительные, возмутительные вещи в сторону потерпевших, хотя я несколько раз просил его не делать этого. Он считал, что таким образом склоняет общественное мнение в мою сторону, — заявил Ефремов, выступая в прениях сторон. — Я был будто в каком-то мороке. Это энергичный человек, восточный, и может даже неплохой. Все, что делал Эльман, он делал обаятельно, и мне даже это нравилось. В такой ситуации, конечно, легче было на меня оказать давление. Действительно, была большая ошибка с адвокатом».

«Эта трагедия на самом деле разделила мою жизнь на до и после. В своей новой жизни я плохо сплю и все время думаю о Сергее Захарове и его близких. Я вряд ли когда-нибудь снова сяду за руль, а еще я прекратил все свои отношения с алкоголем, который довел меня до такого плачевного конца», — сказал артист в своем последнем слове, добавив, что готов оплатить установку памятника на могиле Захарова. Свою речь он закончил просьбой назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

О чем просили Ефремов и его защита

В своей апелляции на приговор Ефремов просил о смягчении наказания, ссылался на признание вины, готовность возместить ущерб потерпевшим и давление со стороны адвоката Пашаева. Его новые защитники Петр Хархорин, Роман Филиппов, Владимир Васильев, вошедшие в дело после отказа артиста от услуг Пашаева, писали в своих апелляциях о чрезмерной суровости наказания.

«Общаясь со своим подзащитным, я убедился, что он искренне раскаивается в содеянном», — заявил в суде адвокат Филиппов и жестко раскритиковал своего бывшего коллегу Эльмана Пашаева, защищавшего актера в первой инстанции. Он навязал Ефремову позицию, противоположную его собственной, что противоречит адвокатской этике, говорит Филиппов. Действия Пашаева свидетельствовали «о вопиющем непрофессионализме», являлись, по сути, злоупотреблением доверием подзащитного и лишили актера шанса на более мягкое наказание, считает он.

Прежние защитники актера, Пашаев и Елизавета Шаргородская, также обжаловали приговор, хотя подсудимый настаивал, чтобы их апелляции были сняты с рассмотрения (суд разъяснил ему, что отозвать апелляцию может только сам защитник). В заседании они не участвовали. Пашаев, ранее допускавший, что к аварии могла привести аномальная активность «энергетических дыр», «грозовых сгустков», «аэрозольны облаков», действия хакеров или использование в июне противогололедных реагентов, в своей апелляции выдвинул еще одну альтернативную версию гибели Сергея Захарова. По ее мнению, к смерти человека могло привести не столкновение с джипом Ефремова, а «переворот очевидцами происшествия автомобиля» и несвоевременное оказание медпомощи.

Вопрос о ремне безопасности

Адвокат Хархорин заявил, что защита никоим образом не умаляет вину артиста, но считает своим долгом собрать все возможные смягчающие его вину обстоятельства. «Согласно постановлению пленума Верховного суда, нарушение правил дорожного движения потерпевшим может быть признано смягчающим обстоятельством для виновника аварии», — отметил он и попросил суд о допросе судмедэксперта Елены Кучиной.

По просьбе защиты медик осмотрела фотографии тела Сергея Захарова и его автомобиля, ознакомилась с протоколами допросов сотрудников ДПС, работавших на месте аварии, и другими материалами дела. Она отметила, что на теле водителя не было полосовидных ссадин и кровоподтеков, которые появляются, если в момент аварии человек пристегнут ремнем безопасности. Зато были сильные ушибы грудной клетки и живота, переломы ребер; их причиной был удар о рулевую колонку, которого бы не произошло, если бы водитель был зафиксирован. «В случае пристегнутости летальный исход маловероятен», — говорилось в заключении Кучиной.

Хархорин и Филиппов лично осмотрели машину Захарова, которая хранится на спецстоянке, и обнаружили, что ремень «девственно чист, будто им никогда не пользовались», сказал адвокат. Кроме того, они нашли в автомобиле заглушки, которые отключают сигнализацию, оповещающую о непристегнутом ремне.

Согласно выводам медика Светланы Ромодановской, которая ранее в рамках следствия исследовала тело погибшего, Захаров был пристегнут: на это, по ее мнению, указывал кровоподтек на плече, положение ключиц после аварии, отсутствие катапультирования, отсутствие разрыва сердца и аорты. Ее экспертный стаж гораздо больше, чем у Кучиной, к тому же она осматривала непосредственно труп Захарова, а не фото, указывали представители потерпевших во главе с адвокатом Александром Добровинским.

На чем настаивали обвинение и потерпевшие

Гособвинители Диана Галиуллина и Анна Свинцова, в свою очередь, полагали, что приговор нужно оставить в силе. Суд первой инстанции справедливо отнесся к обстоятельствам дела, не проявив «обвинительного уклона», уверены прокуроры. Отдельно они подвергли критике заявления Ефремова о том, что он занял странную позицию в процессе под давлением Пашаева. Адвокаты квалифицированно делали все, что от них требовалось, и Ефремов явно доверял их линии защиты, полагают Галиуллина и Свинцова. Например, во время дисциплинарного разбирательства, которое кончилось лишением Пашаева статуса, Ефремов официально обращался в адвокатскую палату с письмом, где требовал не применять столь строгой санкции к его бывшему защитнику.

Ефремов безо всякого влияния Пашаева позволял себе в судебном заседании «неуместные реплики», «которые явно являлись его авторским экспромтом, а не наущениями защитников», подчеркнули гособвинители в своих возражениях на апелляционные жалобы, назвав заявления артиста о давлении адвоката «очередной попыткой уйти от ответственности».

Потерпевшие, члены семьи погибшего Захарова, также возражали против смягчения приговора Ефремову, адвокат Добровинский, в частности, подвергал сомнению утверждения о давлении на него Пашаева: «Ефремов — взрослый, самостоятельный и дееспособный человек, который не мог не отдавать себе отчета в своих действиях». «Михаил Олегович, я сегодня впервые услышал от вас что-то человеческое. Раньше я слышал от вас только гадости в адрес потерпевших», — сказал Добровинский, отвечая на выступление актера в прениях сторон.

Потерпевшие видели только одну возможную причину для смягчения наказания: если Ефремов заплатит каждому из троих потерпевших по 1 млн руб. за моральный ущерб. Потерпевшие подали соответствующие иски в Хамовнический суд. Как выяснилось на первом заседании во вторник, защита Ефремова была готова расплатиться с семьей Захаровых прямо в зале суда: защитники пришли на процесс буквально с чемоданом наличных. «У нас с собой 2,4 млн. Мы готовы заплатить по 800 тыс. прямо сейчас», — заявил адвокат Ефремова Петр Хархорин, пояснив, что ранее актер уже перевел по 200 тыс. каждому из потерпевших.

Добровинский, не возражая против компенсации как таковой, парировал, что наличные его доверители взять категорически не готовы. А упомянутые защитником 200 тыс., заплаченные Ефремовым не по решению суда, а в частном порядке, Захаровы ранее «с возмущением» вернули актеру. К концу судебного процесса стороны так и не договорились о компенсации.

Приговор также обжаловала лизинговая компания — владелец фургона, которым управлял курьер Захаров, «Стоун-XXI»: суд первой инстанции отказался считать ее потерпевшей стороной в деле, хотя ее фургон «Лада Гранта» из-за действий Ефремова был уничтожен без возможности восстановления. Отказ в признании ее потерпевшей обжаловала и гражданская жена погибшего Захарова Ирина Стерхова.

Артисты и тюремщики сошлись во мнении

Защитники Ефремова предложили суду изучить несколько новых документов. Среди них — обращение к суду 300 деятелей культуры из Чувашии, где Ефремов много раз был, и письмо 28 известных артистов и режиссеров, которые в письме «жестко осудили то, что совершил Ефремов», но, исходя из данных о его личности и признания вины, попросили смягчить ему наказание. Инициатором этого обращения стал друг Ефремова актер Никита Высоцкий, заявил адвокат Хархорин. «Мы прекрасно понимаем, что преступление, за которое осужден Ефремов, ужасно: из-за его безрассудных действий погиб человек. Но прошлого не вернуть, и надо менять к лучшему настоящее», — написали деятели, добавив, что искренне верят в его полное и раскаяние. У Ефремова шестеро детей, из которых трое находятся у него на иждивении, говорится в письме.

Столичный СИЗО-5 «Водник» дал Ефремову характеристику: она исключительно положительная, что большая редкость, подчеркнул защитник Хархорин. «Осужденный Ефремов правила внутреннего распорядка и свои обязанности соблюдает в полном объеме. По характеру спокойный, уравновешенный, способен контролировать свои эмоции, неконфликтный. На замечания реагирует правильно, делает необходимые выводы, внешне опрятный, среди сокамерников ведет себя корректно», — говорится в характеристике. «Я впервые вижу, чтобы дали такую характеристику. Как будто она на повышение в звании или на представление к государственной награде. Вот так он себя зарекомендовал», — заявил адвокат.

Тем временем медики в изоляторе провели обследование Ефремова и нашли у него много хронических заболеваний, в том числе хронический бронхит, астму, атеросклеротическую болезнь сердца и жировую дегенерацию печени, следует из их заключения, также представленного суду.

Источник на РБК:
https://www.rbc.ru/society/22/10/2020/5f8e00b09a7947d1fda85381?from=from_main_4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.