БРОД

В Госдуме предложили ограничить доступ к Twitter, Facebook и YouTube

Группа депутатов на фоне жалоб государственных СМИ внесла в Госдуму законопроект, который предполагает ограничение доступа к популярным интернет-платформам Twitter, Facebook и YouTube. Это делается для «гарантии прав россиян на свободный поиск, доступ и распространение информации», говорят законодатели. Но не нарушает ли такая инициатива права россиян и как она будет работать?

В четверг, 19 ноября, группа парламентариев внесла в Госдуму законопроект, который описывает возможные ограничения против таких компаний, как Facebook, Twitter и YouTube. Законопроект предполагает, что определенные интернет-ресурсы могут быть признаны причастными к нарушениям основополагающих прав и свобод человека из-за дискриминации «в отношении материалов российских СМИ». «Например, если на интернет-ресурсе ограничен доступ к общественно важной информации по признаку национальности, языка или в связи с введением санкций в отношении России или ее граждан», — говорится в пояснительной записке. Признать нарушителем сервис может генпрокурор по согласованию с МИДом. После этого Роскомнадзор вправе полностью или частично ограничить доступ к нему с помощью операторов связи (технических средств, которые установлены на их сетях). Представители МТС и «Мегафона» отказались от комментариев. Представители «Вымпелкома» и Tele2 не ответили на запрос Forbes.

Авторами законопроекта стали депутаты от «Единой России», среди них председатель думского комитета по информполитике Александр Хинштейн, депутат Антон Горелкин, известный по резонансному законопроекту о «значимых интернет-ресурсах». Горелкин рассказал Forbes, что инструментом частичного ограничения доступа может быть замедление трафика. «Это может технологически реализовать Роскомнадзор. Сам я лично против блокировок и последовательно выступал против блокировки телеграма в свое время. Но в этой ситуации это мера крайняя, вынужденная и самое главное — зеркальная. Поскольку иностранные платформы фактически занимаются цензурой, в той или иной мере ограничивая аккаунты российских СМИ», — пояснил он. 

Хинштейн не ответил на запрос Forbes. Но в Twitter написал, что закон внесен по просьбе Роскомнадзора. «Теперь у государства появится механизм реагирования на интернет-цензуру против российских граждан и СМИ», — считает он. В интервью телеканалу «Россия-24» он отметил, что надеется на то, что законопроект будет применяться «бережно и аккуратно» и не приведет к блокировке социальных сетей. 

Почему появился законопроект?

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что его необходимо принять из-за жалоб российских СМИ на ограничение доступа к их аккаунтам на отдельных площадках. С апреля 2020 года уполномоченные органы зафиксировали «около 20 фактов дискриминации: цензуре на иностранных платформах Twitter, Facebook и YouTube подверглись Russia Today, «РИА Новости», «Крым 24», говорится в документе.

Так, в начале ноябре 2020 года YouTube пометил фильм RussiaToday о протестах в США как «содержащий материалы, которые могут напугать или шокировать некоторых пользователей». А 18 ноября стало известно о том, что Роскомнадзор направил в Google письмо с требованием отменить ограничения против YouTube-канала журналиста Владимир Соловьев. С октября его видеоне попадают в раздел «В тренде» YouTube, хотя ранее это происходило регулярно. «Такую ситуацию можно расценить как попытку администрации YouTube ограничить распространение материалов популярного российского автора, воспрепятствовать росту его аудитории», — считает Роскомнадзор.

Как ограничения могут работать?

Роскомнадзор после внесения сервиса в перечень нарушителей будет писать ему «грозные письма», и если ресурс не выполнит требование и не восстановит доступ к российскому СМИ, то такой ресурс будет заблокирован с помощью технических средств, которые должны быть установлены у всех провайдеров в России, объясняет автор телеграм-канала «Эшер II», бывший гендиректор хостинга DiPHOST Филипп Кулин. 

Но пользователи все равно смогут обойти такие ограничения с помощью сервисов VPN, в основном иностранных, считает гендиректор Института исследований интернета Карен Казарян. При этом, по его оценке, 60-80% трафика в сетях операторов резко станет зарубежным и сети столкнутся с трудностями. «Это дорого и каналы связи могут не выдержать нагрузки», — говорит Казарян. 

У операторов связи на территории России есть техническая возможность и необходимое оборудование, чтобы заблокировать те или иные ресурсы, а блокировка отдельных страниц на ресурсах, использующих протокол HTTPS, не представляется возможной на данный момент, говорит руководитель группы по оказанию услуг в области кибербезопасности KPMG в России и СНГ Илья Шаленков. «Техническая реализация блокировки варьируется от оператора к оператору, что приводит к казусам: например, кто-то блокирует конкретный домен, а кто-то — IP-адрес, в результате недоступны будут и другие ресурсы, также размещенные на этом IP», — указывает он.

Законно ли это?

  1. «Очевидно антиправовым» называет законопроект адвокат, правовой аналитик «Агоры» Станислав Селезнев. С ним согласен адвокат, управляющий партнер юридической компании «Кочерин и Партнеры» Владислав Кочерин. По закону ограничить доступ к информации можно лишь в некоторых случаях — для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав других лиц, обеспечения безопасности государства, отмечает он. Поскольку в данном случае запрет рассматривается как ответная мера на дискриминационные действия, а не как защита чьих-то прав, то такие меры противоречат действующей редакции закона «Об информации», так как нарушают права граждан на доступ к ней, полагает он. «Неизбирательное блокирование всех материалов какого-то ресурса или СМИ в ответ на их отказ транслировать выгодные российским властям агитационные материалы нарушает все стандарты допустимости вмешательства властей в свободу слова», — говорит Селезнев из «Агоры».

Если закон все же будет работать, то ситуация станет похожа на охоту за литературой, приводит аналогию Селезнев. «В 1970-е годы, чтобы купить Брэдбери или Стругацких, нужно было «в довесок» взять бодрую сельхозпоэзию или производственную прозу, а сейчас, чтобы смотреть модных стримеров, придется видеть в трендах массу агитации по госзаказу», — сетует юрист. Селезнев обращает внимание на то, что власти не намерены доказывать свою правоту в суде, а переходят к «ковровой бомбардировке»: «То ли верят в обоснованность цензуры против российских СМИ, то ли используют данную ситуацию лишь в качестве предлога для запрета вещания «голосов Запада».

«YouTube, Facebook, Twitter не дискриминируют россиян и не собираются это делать. У них есть правила и стандарты. Эти правила едины для всех: с этим столкнулся даже [президент США] Дональд Трамп. Если ты их добровольно принимаешь, то будь добр исполняй или уходи из этих ресурсов», — категоричен старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин. По его словам, законодатель пытается ввести преференциальный режим для отдельных создателей контента. Добрынин сомневается, что законопроект примут, но считает, что в процессе его обсуждения «будет шумно и весело».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.