БРОД

Как снимался культовый советский фильм «Человек-амфибия»

 

В 2021-м году исполняется 60 лет со дня выхода на большие экраны фильма «Человек-амфибия» — экранизации знаменитой повести фантаста Александра Беляева. Лента стала культовой в СССР и за его пределами – в первый год после премьеры ее посмотрело более 60 000 000 человек – а вот критики разнесли ее в пух и прах и едва не погубили карьеру актрисы Анастасии Вертинской, исполнившей одну из главных ролей. 

«РОЖДЕНИЕ» ИХТИАНДРА

Для начала – неожиданный поворот сюжета. Мало кто знает, но за появление «Человека-амфибии» нужно если и не поблагодарить Голливуд, то по крайне мере ему подмигнуть. Все дело в том, что в 1954-м году Фабрика грез (а конкретно студия Universal) представила ленту «Тварь из Черной лагуны» — про научную экспедицию, которая в верховьях Амазонки сталкивается с ужасным существом, «гибридом» человека и рыбы, способным дышать под водой. Официально картина в СССР не показывалось, но люди, находящиеся, что называется, «внутри индустрии», о ней слышали – о ней, и о феноменальном успехе в американском прокате, который ей сопутствовал. Поэтому с 1954-го года идея снять что-то такое, что-то похожее, но свое, буквально витала в воздухе.

 

 

— Так сложилось, что её практически одновременно принялись воплощать в жизни сразу два человека, — рассказывает историк кино, Заслуженный работник культуры Российской федерации и автор документальной ленты «Анатомия фильма. «Человек-амфибия» Александр Поздняков. – Одним из них был замечательный кинематографист Александр Ксенофонтов – он сам, по своей собственной инициативе написал сценарий экранизации оригинальной повести Беляева.. А вторым – легендарный оператор Эдуард Розовский. В конце 1950-х он предложил экранизировать «Человека-амфибию» своему коллеге и другу режиссеру Владимиру Чеботареву.

 

 

Так сложилась творческая команда – Ксенофонтов, Розовский, Чеботарев. Поначалу не все складывалось гладко: поскольку идея пришла, что называет, «снизу», на нее долгое время никто не обращал внимания. В конце концов к работе подключили Алексея Каплера – внушительную фигуру советского кино и телевидения, видного драматурга и лауреата Сталинской премии первой степени. Каплер внес в сценарий кое-какие правки и, что самое главное, своей фамилией придал проекту веса, достаточно для того, чтобы экранизации дали «зеленый свет».

 

 

— Начались поиски натуры для съемок, — продолжает Поздняков. – В августе 1960-го года Розовский и Чеботарев изъездили половину черноморского побережья – от Керчи до Симферополя. Розовский, к слову, поначалу вообще предлагал снимать фильм в Саргассовом море, но он озвучил этот вопрос в Госкино, на него посмотрели как на больного. Так что пришлось ограничиваться родными красотами.

ФАНТАЗИИ О ЗАГРАНИЦЕ

В итоге выбор пал на бухту Батилиман, со всех сторон окруженную горами и лесом. А дальше начались непредвиденные сложности. К бухте не было нормального подъезда, так что от ближайшего шоссе к месту съемок пришлось прокладывать просеку и вырубать десятками потрясающие реликтовые деревья. И все равно логистика производства – доставка людей и оборудования – влетела студии в копеечку. Бюджет фильма, изначально составлявший порядка 400 000 рублей, принялся расти как на дрожжах. В конце концов из-за перерасхода средств руководство отстранило от дел директора картины Ивана Провоторова – а самому Чеботареву сделало строгое внушение и приставило к нему сорежиссера, снявшего знаменитую киносказку «Старик Хоттабыч» Геннадия Казанского. Казанский, впрочем, в рабочий процесс предпочитал особо не вмешиваться – он принимал участие в монтаже, а за натурные съемки и съемки в павильонах отвечал Чеботарев лично.

 

Критики уничтожили фильм и едва не разрушили карьеру актрисы Анастасии Вертинской, сыгравшей подругу Ихтиандра Гуттиэре. Фото: предоставлено киностудией «Ленфильм». Пересъемка: Олег Золото

 

Натура, впрочем – это только половина дела. Ничуть не менее занимательная история вышла, к примеру, с исполнителем главной роли – замечательным актером Владимиром Кореневым, недавно скончавшимся от последствий COVID-19.

— Чеботарев в свое время рассказывал мне, что студент театрального вуза Коренев просто пленил его своими бездонными голубыми глазами, в которых отражались и море и небо, — вспоминает Александр Поздняков. – Так что едва Владимир Александрович его увидел, кастинг был окончен – никого другого в роли Ихтиандра он уже и представить себе не мог.

Да и вообще идея снять фантастическое, приключенческое и в то же время романтического кино легла на очень благодатную почву. В Союзе царствовала оттепель. Народ, уставший от фильмов про суровых героев труда, про тяготы освоения целины и подвиги заводчан, загорелых от жара мартеновских печей, отчаянно желал чего-то нового, чего-то яркого и зрелищного. И тут «Человек-амфибия», действие которого, по сюжету, разворачивалось в полном красок Буэнос-Айресе, пришелся как нельзя кстати.

 

 

— В какой-то степени съемочная группа воплотила в нем и свои мечты о далекой загранице, — рассказывает историк. – Поэтому, например, художник-постановщик Тамара Васильковская «играла» с яркими цветами – она брала белый лоскут и покрывала его абстрактными рисунками, разноцветными линиями, пятнами. Ей казалось, что именно такое носят в Латинской Америке. А однажды ей подумалось, что полицейские в Буэнос-Айресе обязательно должны носить сомбреро – и так оно и вошло в итоговую версию картины. Так что весь «Человек-амфибия» — это, по сути, очень наивные и очень трогательные мечты советского человека о неизвестных ему странах.

ШЕДЕВР «НА КОЛЕНКЕ»

Фантазировать пришлось не только с костюмами. На момент работы над лентой не существовало, к примеру, специального оборудования для подводных съемок. В итоге творческой группе пришлось, как сказали бы сейчас, «креаитивить» в режиме нон-стоп, собирая будущий шедевр буквально «на коленке».

— Так, например, выяснилось, что вода в Черном море очень мутная – предельная видимость составляло там не больше одного-двух метров, — продолжает Поздняков. – Поэтому для того, чтобы показать подводные красоты, съемочная группа поставила прямо в бухте специальные аквариумы из плексигласа – длинные и узкие – «высадила» в них поролоновые водоросли и цветы и запустили живую кефаль. Камера снимала сквозь эти аквариумы — и получалась удивительно живая и убедительная картинка.

 

 

Другой эпизод – спасение возлюбленной Ихтиандра Гуттиэре от акулы – снимали на берегу Каспийского моря, в специальном бассейне неподалеку от Баку. Плавник акулы «играл» ассистент комбинированных съемок Олег Николаев. Он погружался под воду, выставлял наружу этот самый специально вырезанный из пенопласта плавник и нарезал круги вокруг актрисы Анастасии Вертинской. За счет правильного расположения камеры бассейн казался частью моря – и эпизод, несмотря на то, что «сделан» он был буквально из подручных материалов, смотрелся захватывающе и реалистично.

Впрочем, реальных подводных съемок тоже хватало. Оборудование перед погружением прятали в специальные кожухи, изобретенные самим Эдуардом Розовским, а все провода и соединения изолировали обычным женским лаком для ногтей. Нетрудно догадаться, что если бы изоляция в какой-то момент подвела, всех актеров и съемочную группу мгновенно убило бы током. Все об этом знали и тем не менее продолжали сниматься – и, к счастью, все сложилось благополучно.

 

Здесь отчетливо видны грузы, при помощи которых актриса Анастасия Вертинская красиво уходила на дно. Фото: Кадр из фильма

 

— Вообще риск на съемках был колоссальный, — констатирует Поздняков. – О том, что сам Владимир Коренев однажды едва не погиб – ассистенты не уследили, и его утянуло на дно железной цепью – знают, наверное, практически все. А вот, к примеру, вторую половину той же сцены нападения акулы на Гуттиэрре снимали так: чтобы получилось медленное красивое погружение, Анастасии Вертинской в купальник подкладывали металлические грузики. Она набирала воздух в легкие, ныряла и постепенно опускалась на дно. Вне кадра ее страховали водолазы. Как только истекала минута с момента погружения – максимальное время, на которое может задержать дыхание неподготовленный человек – они бросались следом, давали ей подышать воздухом из акваланга и поднимали ее на поверхность. Мгновенная заминка – и Вертинская просто захлебнулась бы на глубине!

«ТАРЗАН С ЖАБРАМИ»

Несмотря на все сложности и риски фильм был снят и в 1961-м году вышел на большие экраны. Он стал лидером проката в СССР и привел в восторг зрителей – в первый год его только в Союзе посмотрело больше 60 000 000 человек… а вот критики разнесли творение Чеботарева в пух и прах. Картину называли «третьесортной поделкой», обвиняли в «приторности» и «пошлости», а Коренева в образе Ихтиандра окрестили «Тарзаном с жабрами».

 

 

— Судя по всему, зритель уже был готов к переменам и хотел их, а вот критика хотела казаться очень прогрессивной и бичевала развлекательный жанр, потому что он якобы не соответствовал высоким задачам отечественного киноискусства , — констатирует Александр Поздняков. – Как бы то ни было, сильнее всего и больнее всего он ударил по юной и хрупкой Анастасии Вертинской, исполнительнице роли Гуттиэре. Когда она прочитала многочисленные газетные статьи, в которых ее называли «куклой» на фоне Ихтиандра, она была разбита и едва не оставила кино.

Но зритель, зритель – вот что самое главное! – картину полюбил всем сердцем. И до сих пор его слава не угасает. Достаточно сказать, что именно «Человека-амфибию» когда-то назвал своим любимым фильмом голливудский режиссер Квентин Тарантино. А отголоски истории любви Ихтиандра и Гуттиэре звучат в фильме «Форма воды» Гильермо дель Торо, который в 2017-м году принес своему создателю «Оскара».

 

Источник на WWW.SPB.KP.RU: https://www.spb.kp.ru/daily/27229/4355774/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.