Как и когда Лукашенко передаст власть в Белоруссии | БРОД
БРОД

Как и когда Лукашенко передаст власть в Белоруссии

Александр Лукашенко созвал Всебелорусское народное собрание — придуманный им же орган, собираемый раз в несколько лет. Лукашенко рассчитывает, что собрание сможет обеспечить стабильность во время переходного периода. Но куда будет этот переход, пока неясно и самому президенту, который в своей речи, кажется, впервые не исключил возможности прихода к власти оппозиции. И заговорил о гарантиях себе и своим сторонникам.

Vox populi

К собранию подоспел официальный опрос общественного мнения, давший предсказуемые результаты. Оказалось, что митингующих поддерживает 15% населения, а Лукашенко доверяют 66%. Сам белорусский лидер интерпретировал результаты исследования весьма оригинально — как доказательство того, что он выиграл выборы, хотя получил и не явно нарисованные 80%, а то ли 76%, то ли даже 68%, так как кто-то из губернаторов мог из рвения «дописать процент-два». Как при такой скромной «дописке» из 68% могло получиться 80%, Лукашенко не объяснил, а подобранные им делегаты этим предсказуемо не интересовались.

Официозные цифры не могут объяснить, зачем нужно что-то менять, раз на стороне протеста явное меньшинство. Тем более что и протесты пока затихли. Но реальные общественные настроения, по крайней мере, в городах, иные. Белоруссия, несмотря на свой сельский имидж, связанный в том числе и с фигурой Лукашенко, страна урбанизированная — 78% ее населения проживает в городах, 28% — в минской агломерации.

Репрезентативный опрос белорусских горожан, проведенный в прошлом месяце аналитиками британского Королевского института международных отношений Chatham House, показал, что акции протеста полностью одобряют около четверти белорусов, еще 18% относятся скорее положительно и лишь треть — отрицательно. Около 70% выступают за прекращение насилия в отношении оппозиции и за диалог власти с протестующими. Чуть больше 50% заявили, что голосовали за Светлану Тихановскую, 21% — за Лукашенко (отметим, что это не электоральные цифры, а нынешняя позиция опрошенных, но разница с официальными данными в любом случае очевидна). Президентский рейтинг Лукашенко сейчас составляет 27% (у оппозиционеров Виктора Бабарико и Павла Латушко, соответственно, 28% и 12%). Авторы исследования «не дотянулись» до деревенских респондентов, но отмечают, что настроения в малых городах примерно соответствуют сельским, что повышает достоверность результатов.

Таким образом, за Лукашенко хотя и немалое, но меньшинство населения, что крайне неприятно для любого авторитарного режима. Понятно, что у него остается немало сторонников — но это в значительной степени политически неактивные возрастные люди, неготовые добровольно выступить в защиту своего лидера. В прошлом году его режим спасла только Россия, прямой угрозой силового вмешательства, что сбило процесс активизации оппозиции и предотвратило намечавшийся раскол элит.

Отношение же к России в стране остается в целом положительным. Вряд ли стоит полностью доверять «лукашенковскому» опросу, согласно которому за союз с Россией выступает 71% респондентов. Цифры исследований базирующейся в Варшаве Белорусской аналитической мастерской (BAW) существенно меньше. В июне 2020 года число сторонников союза с Россией составляло 39%, в сентябре (то есть уже после российской поддержки Лукашенко) достигло 52%, но в ноябре упало до 40%, что все равно немало. Однако прошлогодний опрос Chatham House показал сохранение очень высокого уровня симпатий жителей Республики Беларусь к России, когда речь идет не о геополитике, а о человеческой реакции — 82% респондентов относятся к ней хорошо, а две трети позитивно отнеслись к Владимиру Путину (хотя 46% заявили, что их мнение о России ухудшилось из-за ее поддержки Лукашенко, но, как видно, не до такой степени, чтобы стать негативным). В том числе и поэтому — а не только из-за надежды когда-нибудь наладить отношения с Москвой — белорусская оппозиция публично не выступает с антироссийских позиций.

Лукашенко и Россия

Россия не хочет дожидаться серьезного падения своей популярности в Белоруссии, которое возможно, если она будет и дальше связывать себя с поддержкой Лукашенко. Есть и известное определение, что на штыках трудно сидеть. Оппозиционный протест приглушен, но далеко не завершился.

Отсюда и давление на белорусского лидера для того, чтобы он поделился властью в управляемом режиме, что должно привести к созданию более легитимной властной конструкции. Задача же Лукашенко — максимально оттянуть принятие обязывающего решения. На прошедшем собрании он предложил в течение 2021 года заниматься разработкой новой Конституции, а в начале следующего вынести ее на референдум. При этом превращение Всебелорусского народного собрания в конституционный орган может дать Лукашенко надежду на сохранение контроля за ситуацией не только в переходный период, но и в дальнейшем — например, если он его возглавит. 

Возможен и другой сценарий. Президент после референдума объявит о своем уходе, но представленные в собрании «лучшие люди» умолят его не бросать страну на произвол судьбы и еще поправить. Правда, ограничителем для этого сценария являются сами выборы. В прошлом году Лукашенко тщательно отбирал своих конкурентов, что не помешало оппозиции консолидироваться вокруг начинающего политика Тихановской. Поэтому любые выборы могут стать для Лукашенко роковыми. Выберут электорально удачного преемника (вдруг удастся найти подходящего и согласовать его с Россией) — тот может отвернуться от него, как Сооронбай Жээнбеков от Алмазбека Атамбаева в Киргизии. А если пойти на выборы самому и честно считать (в противном случае ситуация вновь взорвется), то шансы на победу любого оппозиционера становятся еще более реальными, несмотря на любые официозные опросы.

Но до 2022 года еще немало времени, и Лукашенко продолжает маневрировать. Он клянется в дружбе с Россией и прозрачно намекает, что может и дальше быть ей полезен. В то же время не хочет идти на уступки в вопросе интеграции, выступая против создания новых наднациональных органов (понятно, что в первую очередь речь идет о введении поста президента Союзного государства). В очередной раз произносит раздражающую Москву фразу о «многовекторной внешней политике». Демонстрирует благоволение к Пекину, заявляя о необходимости расширения присутствия в стране китайских компаний.

Вся стилистика речи Лукашенко на собрании демонстрирует его нежелание уходить. Но при этом он, кажется, сказал нечто действительно важное. Это не обещания уйти, от которых можно отказаться «по просьбе трудящихся». А слова о гарантиях для своих сторонников в случае не просто своего ухода, но прихода к власти оппозиции. Он призвал к общественному договору, согласно которому в этом случае «ни один волос с вас, сторонников нынешнего президента, упасть не может». А раз так, то по аналогии этот принцип должен быть распространен и на самого Лукашенко. Другое дело, что любые гарантии со временем можно отменить — но это уже другая история. Главное, что непоколебимой уверенности в будущем в этих словах не слышалось.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.