Трагическая судьба актера из «Морозко» Эдуарда Изотова | БРОД
БРОД

Трагическая судьба актера из «Морозко» Эдуарда Изотова

 

Эдуард Изотов после выхода на экраны в 1964 году сказки «Морозко» проснулся знаменитым. В обаятельного исполнителя роли Иванушки были влюблены миллионы девушек, в том числе его партнерша по фильму Наталья Седых, сыгравшая кроткую красавицу Настеньку. Тогда жизнь актера была похожа на сказку — знаменитая жена Инга Будкевич, чудесная дочка Вероника. Но внезапно брак дал трещину. Изотов попытался найти счастье с новой избранницей. Но случилось трагическая череда случайностей, приведших к страшному финалу.

 

 

Эдуард Изотов родился 11 ноября 1936 года в Суражском районе Витебской области Белоруссии в семье военнослужащего. В 1954 году поступил на актерский факультет ВГИКа, который окончил в 1959 году.

 

Фото: Кино-театр. ру

Творчество

Дебютом Эдуарда Изотова в кино стала главная роль Чаликова в фильме «В степной тиши» в 1959 году. Всенародную известность и любовь зрителей принесла ему роль Иванушки в фильме-сказке знаменитого режиссера Александр Роу «Морозко» в 1964 году. Изотов начал много сниматься и в 20 лет стал самым молодым членом Союза кинематографистов. Он сыграл роли в фильмах: «26 бакинских комиссаров», «Щит и меч», «Огонь, вода и… медные трубы». «Эхо далеких снегов», «Освобождение. Огненная дуга», «Конец Любавины», «Освобождение. Последний штурм «, «Семнадцать мгновений весны», «Великое противостояние», «Слово для защиты», «Мимино», «Отец Сергий», » Время желаний» и многих других.

Фото: кадр из фильма

Личная жизнь

Первой женой Эдуарда Изотова с 1956 по 1980 годы была его однокурсница — знаменитая актриса Инга Будкевич, получившая известность ролями в фильмах-сказках Роу «Огонь, вода и… медные трубы» и «Варвара-краса, длинная коса». От этого союза у артистов в 1960 году родилась дочь Вероника Изотова, ставшая актрисой.

Вероника Изотова. Фото: кадр из фильма

«Мы с Эдиком прожили 24 года и разошлись, не дождавшись серебряной свадьбы. Когда мы поженились в 56-м году, нам было всего по 20 лет. Мы познакомились во ВГИКе, на втором курсе начали вместе репетировать. И дорепетировались! В итоге — тайно расписались. Его мама была против того, чтобы Эдик на мне женился. Они жили в военном городке, и там мама присмотрела для сына невесту — генеральскую дочку. Но он женился не на ней, а на мне. Для свекрови это была настоящая трагедия! Мама Эдуарда не выносила меня на дух. Даже когда у нас родилась дочь Вероника, не смягчилась. Все мечтала, чтобы мы разошлись. Считала, что ее красавец-сын достоин более блестящей партии», — вспоминала Будкевич.

Первой женой Эдуарда Изотова. Фото: кадр из фильма

Вторая жена — Ирина Ладыженская. Состояли в браке с 1962 по 1986 годы. Она была редактором киножурнала «Фитиль». С 1986 по 1992 годы работала заместителем художественного руководителя Театра Киноактера.

Фото: кадр из фильма

Тюрьма и смерть

В 1983 году случилась беда. Вместе со второй женой Ириной Ладыженской артист был задержан у кафе «Лира» на Пушкинской площади в центре Москвы при совершении валютной операции. Актер обменял доллары на рубли — не хватало денег на достройку дачи. Валюту он спрятал в сапог, став тем самым главным виновником преступления. В те времена по Уголовному кодексу минимальный срок за «валютные махинации» составлял три года. Вторую жену Эдуарда Константиновича многие упрекали в том, что это по ее вине любимый актер сел в тюрьму.

Фото: кадр из фильма

После возвращения Изотова на сцену многие хотели выяснить, как отбывал срок знаменитый «Иванушка». Но ни одного слова Эдуард Константинович на эту тему не проронил. «Эта тема оставалась закрытой навсегда, и, если кто-то позволял себе задать вопрос, Эдик говорил: «Мы уходим». Это наша трагедия и ничья другая. Мы закрыли дом после этой истории для многих», — делилась Ладыженская.

Пребывание в заключении оказало на психику и здоровье актера разрушительное действие. Тюрьма сломала актера. «Тюрьма для него была как нож острый в спину. Он — такой мнительный, такой законопослушный, и вдруг — преступник! У него это никак не могло уложиться в голове. Это испытание его в итоге и убило. Ведь Эдик и в жизни был немножко тем самым Иванушкой из сказки. Честный, бесхитростный…», — говорила Будкевич о бывшем мужем.

Фото: кадр из фильма

В 1988 году у него случился первый инсульт, а затем они пошли один за другим — всего пять. Изотов продолжал работать в Театре киноактера, но в 1997 году, после четвертого инсульта, он стал терять память и забывать текст. С работой пришлось распрощаться. «Не хочу быть жалким! Больше на сцену не выйду», — были его слова.

Настали самые сложные времена. Сначала операция в Бурденко — артисту вырезали тромб, потом в неврологической клинике. Деньги на операции давали друзья — Борис Хмельницкий, Сергей Никоненко, Александр Панкратов-Черный, Александр Абдулов. Болезнь прогрессировала. Изотов уже не мог самостоятельно передвигаться, с трудом говорил, периодически не узнавал близких.

Последние полгода жизни он провел в закрытом психоневрологическом пансионате. «Эдик мог котлету заесть пирожным, перестал ходить, не мог говорить, периодически не узнавал самых близких…», — откровенничала вторая жена Изотова.

В фильме «Испытатели» (1987). Фото: кадр из фильма

Дочь актера вспоминала: «Ужасно-ужасно. Это было так страшно. От сумы и от тюрьмы, как говорится. Это катастрофа была. Папа был кристально чистым человеком… Помню, прихожу я в палату, а он сидит на кровати, раздает воображаемые карты и кому-то говорит: «Ну, ходи!» Я спрашиваю: «Папа, ты что, в карты играешь?» — «Ага!» — «Ну давай я с тобой». И сажусь с ним «играть». Бывали и просветы, и тогда я видела прежнего папу. Он смеялся, шутил, что-то рассказывал. Как-то по телевизору показывали «Морозко». В холл сбежались все больные, нянечки. Прикатили и папу на коляске. Но он уже отсутствовал, витал где-то далеко… А в это время на экране Иванушка залихватски пел и танцевал на своей свадьбе…»

8 марта 2003 года актер скончался в московской больнице. Ему было всего 66 лет. Он похоронен на 48-м участке Химкинского кладбища в Подмосковье. «Он так ярко начал, а потом так жестоко расплатился… Вспыхнул и сгорел, как спичка. В ужасе и безумии заканчивал он свои дни. Я смотрела на него на похоронах — в гробу лежал чужой человек. Душа из него ушла задолго до смерти… Я бы даже сказала так: там лежал не человек, а сгусток муки. Сплошное страдание. И я подумала: «Слава тебе, Господи, он отмучился», — сокрушалась Инга Будкевич.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.