БРОД

Мазепин худший гонщик «Формулы-1» за последние 10 лет

.

Гран-при «Формулы-1» в Имоле вышел настоящим прогрессом для русского новичка Никиты Мазепина: он наконец-то добрался до финиша, увидел клетчатый флаг и опробовал «Хаас» еще и на мокром треке с дождевыми покрышками. Теперь хорошие новости заканчиваются: №9 приехал последним среди финишировавших, отстал на минуту от напарника (и ближайшего конкурента) Мика Шумахера и закончил заезд в фирменном стиле – разворотом.

.

.

Причем проигрыш сыну семикратного чемпиона сформировался всего за 30 кругов после рестарта – на одинаковых шинах, ровно с такой же стратегией.

Более того, даже по степени поврежденности «Хаасов» у обоих новичков оказался примерный паритет: Мазепин столкнулся с Латифи на первом круге (без криминала со стороны Никиты – тут на дорогу не посмотрел второй главный рента-драйвер пелотона, считавший себя последним и не подумавший, будто кто-то может ехать еще медленнее), а Мик на пятом круге глупо разворотил антикрыло в режиме автомобиля безопасности.

И все равно молодой немец оказался быстрее в среднем на 1,5 секунды на круге – к финальным километрам россиянин отстал на 40 секунд за 27 кругов, и еще треть минуты прибавил разворотом. Причем Шумахер лучше гнал и на подсыхающей трассе: если до перехода обоих на «софт» времена трудно сравнивать лоб в лоб из-за разной длины отрезков, то с переключением на самые мягкие покрышки для сухой погоды Мик выдал несколько кругов на секунду быстрее.

А еще можно вспомнить последнее место в квалификации с отставанием в полсекунды от Мика (который, между прочим, уже почти добрался до «Альфа Ромео» по темпу на одном круге) и очередной фэйл в практике.

Конечно, другой новичок Цунода в Имоле накосячил не меньше, но странно оправдывать кого бы то ни было неудачами других. И если брать результаты Никиты не предвзято – ему откровенно не удался старт сезона.

Мазепин вчистую проигрывает Шумахеру внутреннюю дуэль

С учетом результатов квалификации в Имоле средний проигрыш россиянина немцу на одном быстром круге теперь равен примерно 0,7 секунды. Огромная разбежка – просто сравните с результатами сезона-2020.

То есть Мик выносит Никиту мощнее, чем Ферстаппен – Албона, а Расселл – Латифи. Причем в битве за первый номер «Хааса» даже нельзя использовать фактор опыта: все-таки оба парня – дебютанты, а накат Мазепина на болидах «Ф-1» – более 4 тысяч км (у Мика – только около 2 тысяч, по расчетам The Race).

Разбежка в гоночном темпе и вовсе ужасает: для «Формулы-1» все разрывы сверх 0,5 секунды с круга при прочих равных считаются пропастью и четким разграничением на таланта и рентача. «Ред Булл» убирал пилотов и за меньшие отставания от Ферстаппена, а нынешнего эксперта «Ф-1» Джолиона Палмера уволили из «Рено» прямо по ходу сезона 2017-го из-за проигрыша Нико Хюлькенбергу примерно в 0,7 секунды с круга – и англичанина не спасли даже спонсорские деньги.

Прямо сейчас можно констатировать: Мик Шумахер выиграл схватку за роль №1 в «Хаасе» даже несмотря на собственные (лишь чуть менее редкие) ошибки, развороты и аварии. Просто он оказался реально быстрее, лучше адаптировался к машине и требованиям «Ф-1» и очевидно качественнее взаимодействует с командой.

Мазепин – худший в Имоле по телеметрии с огромным отрывом

«Формула-1» уже давно собирает и публикует объективные и непредвзятые данные по уровню пилотажа гонщиков – после каждого Гран-при на вкладке Perfomance прямо в лайвтайминге. Там же автоматически и выставляются оценки за отдельные элементы управления болидом – и после заезда в Эмилии-Романье на дне рейтинга оказался именно Мазепин.

Причем, как видим, главным провалом по сравнению с Миком Шумахером оказалась работа в поворотах.

Баллы за виражи рассчитываются через усреднение боковых перегрузок в каждом изгибе трассы. Шкала выбрана не случайно: чем быстрее машина проезжает поворот – тем больше перегрузок на нее действует. Так что система трактует большую перегрузку как более высокую скорость пилота на апексе – так и повышается оценка. Похоже, именно в поворотах Мазепин так и не выдал максимума – даже оказался среди аутсайдеров. И отставание на олдскульной пилотажной трассе не удивляет.

Правда, к данным оценкам надо относиться осторожно: они, на самом деле, не дают возможности оценить пилотов в разных машинах, поскольку «Ф-1» не публикует детальные исследования телеметрии. Оба «Хааса» почти всегда вращались среди аутсайдеров и в предыдущие сезоны – так что, по-видимому, на результат влияет и свойства болидов. Однако результаты остальных гонщиков поражают плотностью, а разбежка между большинством напарников составляет не более 0,1-0,2 балла. Заметная разница только между Леклером и Сайнсом (испанец потерял десяток секунд на одних только вылетах с трека) и Цунодой с Гасли на сверхальтернативной тактике.

Конечно, Мазепина можно оправдать неподходящим для трассы имени Энцо и Дино Феррари пилотажным стилем – но хороший гонщик либо подстраивает себя под машину, либо машину – под себя. А у россиянина, похоже, не выходит.

Мазепин в интервью все валит на процесс обучения – но, кажется, на деле вообще учиться не хочет: игнорирует инженеров

«Важно извлекать как можно больше уроков из плохого опыта, но нельзя нести негатив с собой, – рассказал о закрытом опыте с аварией на первом круге Гран-пр Бахрейна россиянин. – В какой-то момент ты доходишь до точки, когда необходимо двигаться вперед. Забыть такое было просто – для гонщика хорошо, когда оставляешь неудачные дни позади.

Теперь я сделал хороший шаг вперед в работе с командой с точки зрения понимания того, что именно мне хочется получить от машины, – комментировал практики Никита. – Стараюсь выкладываться на полную, не оставлять что-то про запас. Отправляясь спать, не хочу думать о том, что мог показать что-то большее».

«Происходило многое, но пока моя карьера движется по восходящей, и я доволен», – отметил Никита после квалификации.

«Здорово испытать так много нового: к примеру, я ведь никогда еще не ездил на болиде «Ф-1» по мокрой трассе, – подвел итог Гран-при №9 после финиша – Сейчас для меня особенно важно учиться – и я чувствую прогресс есть. Но само собой, впереди еще немало работы».

Вот только правда ли Никита пытается учиться? В колонке на The Race бывший аналитик Autosport Скотт Митчелл засомневался в подходе новичка «Хааса» – и даже привел в пример несколько настораживающих радиопереговоров с гоночными инженерами из практик.

«Гонщики часто получают огромный объем информации по радио в промежутках между рабочими попытками – и Мазепин не слишком грациозно справился с усилиями инженеров «Хааса» во время второй практики.

По ходу симуляций квалификационного темпа на мягких шинах он спросил о передаче, на которой Мик Шумахер преодолевал первую шикану. После ответа на вопрос команда также предложила Мазепину базовую информацию о его первой попытке, однако №9 отрезал? «Забудь об этом, давай после. Сейчас мне не до разговоров».

Но на самом деле ему правда нужна была эта информация: ведь после первой попытки Мазепин оказался заметно медленнее Шумахера. Как и после второй попытки, в ходе которой он так и не воспользовался советом мостика о передаче Шумахера.

Затем Мазепину предложили конкретные данные о потерях относительно Шумахера, чтобы помочь ускориться на апексах по ходу финальной попытки, но Никита повысил голос и снова резко оборвал инженера: «Давай поговорим об этом по окончании круга!».

Все это сильно контрастирует с поведением Мика: его инженер постоянно сообщает различную информацию между попытками. Иногда №47 просто молча принимает все к сведению, хотя был один момент, когда Мику посоветовали изменение баланса тормозов и настроек дифференциала для решения проблемы недостаточной поворачиваемостью на входе в повороты. После короткого разговора Шумахер поменял установки.

Если Мазепин хочет быстрее адаптироваться к «Формуле-1» – ему требуется чуть больше думать за рулем болида. Хотя есть и другие примеры, свидетельствующие о проблемах Никиты на трассе из-за перегрузки информацией.

К примеру, в начале второй практики он готовился к кругу на «медиуме», и в двух последних поворотах слишком близко подъехал к Льюису Хэмилтону. Тот сильно сбросил скорость, поскольку сам готовился к кругу, но не мог значительно задержать Мазепина; да и Никита замедлился недостаточно сильно.

Когда №9 ускорился в последнем повороте, машину сорвало, и он тут же нырнул в боксы, даже не начав быстрый круг. «Шины были слишком холодными», – сообщил россиянин по радио, прежде чем пожаловаться на помеху от Хэмилтона. Этот круг предполагался последним на «медиуме», так что не сказать, будто Никита в одностороннем порядке принял решение закончить отрезок. Но это все равно любопытная ситуация – ее вполне можно было избежать, прояви Мазепин чуть больше внимания.  На финальном отрезке во второй практике было важно потренироваться и собрать нужные данные – но выезд обернулся пустой тратой времени.

В «Хаасе» признали постановку очень сложной задачи, но Мазепин все равно выглядел потерянным. На круге выезда из боксов он чуть не потерял контроль над задней частью машины во второй шикане, а на первом быстром круге на первом же секторе уже уступал времени Шумахера 1,3 секунды. «Дружище, я еду как по льду!» – сказал Мазепин после двух с половиной кругов и держа темп на 10 секунд медленнее нужного.

Имели место и несколько случаев движения по траектории на выходе из поворотов, когда от пилота требовалось пропустить машину соперника в трафике – хотя Мазепина заранее предупреждали о приближении более быстрого болида».

Если так пойдет и дальше – Никита рискует закрепиться в роли самого провального рента-драйвера «Ф-1» последнего десятилетия. Пока он явно не справляется с нагрузками главной серии мира.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.